В издательстве Strelka Press вышла книга Пьера Витторио Аурели «Меньше – значит достаточно»

Один из крупнейших современных теоретиков архитектуры рассматривает создаваемые нами сегодня города и здания с точки зрения аскезы и достаточности, – а также ищет ответ на вызовы эпохи, требующей гораздо большего, чем просто отказ от излишеств

Пьер Витторио Аурели – архитектор, один из основателей «Догмы» и учёный, к тому же активно занимающийся преподаванием: в разное время он руководил магистерскими и PhD-программами в самых разных университетах – европейских и американских. Область его интересов как учёного – гораздо шире, чем теория архитектуры или даже урбанистика. Так, наряду с «Возможностью абсолютной архитектуры» он является, например, автором книги «Проект автономии: политика и архитектура внутри и против капитализма», посвященной истории итальянского движения 1960-1970 «Автономия» и пересечению его идей с идеями наиболее радикальных тогдашних урбанистов. Собственно, «Возможность абсолютной архитектуры» тоже посвящена обнаружению (и обнажению) структур политического, лежащих в основе городов и зданий. Эссе, о котором сегодня идёт речь, Аурели начинает с разговора о том, что произошло в архитектурном мире после кризиса 2008 года. Однако, в отличие от множества более поверхностных и менее внимательных наблюдателей, он не готов сводить проблему исключительно к резкому уменьшению финансирования. За этим последним фактором Аурели, разумеется, признает, так сказать, инициирующую роль. Однако по его мнению, аскетичность (как и аскеза) не просто имманентны архитектуре: в некотором смысле именно аскетическим практикам архитектура, какой мы знаем ее сегодня, обязана своим возникновением.

Само название книги, отсылающее читателя к минимализму Миса ван дер Рое, перекликается, на самом деле, еще с несколькими эпизодами истории языка. На один из них автор указывает: речь о выражении «меньше – значит больше», относящемся к снижению издержек. Другой эпизод Аурели отчего-то не упоминает. Между тем, на ум неизбежно приходит здесь название чрезвычайно важной для своего времени книги экономиста Эрнста Шумахера «Малое – прекрасно» («Small is beautiful»), опубликованной впервые в 1973 году и оказавшей весьма значительное влияние на умы. Книга Шумахера если не подвела черту под индустриальной эпохой, то, пожалуй, впервые во всеуслышание обозначила альтернативу, – с присущими тому времени радикализмом и некоторой хаотичностью, но тем не менее.

Собственно, Аурели тоже пытается обозначить некую альтернативу, различить черты новой аскетической архитектуры. Вслед за Бартом, он возводит саму идею такой организации пространства, в которой индивидуальное и личное совмещены, к специфическим монашеским (аскеза!) практикам, упоминая, в частности, картезианский монастырь Галуццо под Флоренцией, существенно повлиявший на идеи Корбюзье о коммунальном жилье. Далее автор пишет о том, что «планирование и управление временем в монастыре закладывают основы для форм организации промышленного производства Нового и Новейшего времени» и прослеживает трансформацию представления об аскетизме: «С превращением собственности в основополагающий социальный актив аскетизм перестал быть добровольной практикой. Скорее он превратился в моральное и этическое условие, гарантирующее социальный контроль и все большее вовлечение в работу». Кратко рассмотрев возникновение городов Нового Времени, Аурели закономерным образом переходит к Беньямину с его критикой буржуазных интерьеров. В Беньямине Аурели видит, кажется, чуть ли не предшественника «новых номадов» постмодерна: «единственный приемлемый образ жизни для Беньямина — это стать новым «варваром», способным начать все заново и «обходиться малым, конструировать из малого, не глядя ни влево, ни вправо». И далее: «Беньямин представляет читателю одну из самых радикальных и революционных версий современного аскетизма, преобразуя описанный им кризис современного опыта, неукорененность и неустойчивость в освобождающую силу».

Наконец, далее автор демонстрирует процесс окончательного выхолащивания аскетичности применительно к архитектуре: «извращение аскетизма — это не просто подход к нему как к «строгой экономии», но также превращение его в бренд, образ, который во времена политики строгой экономии становится не только модным, но и идеологическим». Однако, по мнению Аурели, «именно по причине того, что режим экономии — часть субъективной экономики, направленной на манипуляцию индивидом в морально-этической сфере, аскетизм также предлагает возможность субъекту освободиться от этой манипуляции». В качестве – даже не иллюстрации, а скорее намека на возможность освобождающей альтернативы, Аурели пишет о творчестве израилского художника Абсалона, который «создал шесть прототипов индивидуальных жилых пространств в конце 1980 — начале 1990-х» (и умер от ВИЧ в 1993, в возрасте 28 лет).

В заключение Аурели говорит о том, что аскетизм, – «это возможность вернуть себе хорошую жизнь и вместе с ней надежду, что мы можем жить — и жить лучше, довольствуясь меньшим. Однако это «меньшее» не должно превращаться в идеологию: меньше не значит больше, меньше — это всего лишь меньше».

В целом книга представляет собой увлекательное и весьма познавательное чтение: автор вооружён неожиданной (и сильной) оптикой, глубоким пониманием предмета, способностью нестандартно мыслить и осознавать инерционность распространенных ходов критической теории, лежащей в основе его текста. Для русского читателя, до сих пор зачастую полагающего, что архитекторы заняты созданием красивых макетов и еще более красивых 3D-визуализаций, книга эта важна еще и тем, что после её прочтения мыслить архитектуру как чистое ремесло оказывается уже совершенно невозможно: придётся начать думать о ней исторически, критически и уж точно - политически.

*

Купить книгу можно здесь.