​Артуро Кастро: «Я не умею рисовать или петь, код — мой инструмент созидания»

Фотография: Иван Гущин / Институт «Стрелка»

Можно ли быть программистом и художником одновременно? Опыт работы Артуро Кастро доказывает, что это возможно. Инженер, один из главных разработчиков ресурса с открытым кодом Open Source, а также создатель различных программ и приложений, с помощью которых можно создавать арт-объекты.

С 9 по 13 июля на «Стрелке» под его руководством проходил воркшоп, во время которого он вместе с участниками создал дополненную реальность для рекламных щитов на Старом и Новом Арбате. Редакция блога встретилась с Кастро, чтобы обсудить результаты воркшопа, а заодно выяснила, почему реклама — самое ужасное изобретение человечества и что он думает по поводу авторского права в эпоху новых медиа.

Дарья Головина: Расскажите, что вы делали во время воркшопа и каким был результат?

Артуро Кастро: Сначала я рассказал участникам о программе Artvertiser, которую мы должны были использовать, и о подобных приложениях, появившихся ранее. Затем мы отправились на Арбат и там фотографировали рекламные щиты. На следующий день — самое интересное — мы учили программу распознавать фотографии с рекламными щитами, чтобы их можно было заменить арт-объектом.

Д. Г.: В каком смысле «учили программу»?

А. К.: К сожалению, Artvertiser не может распознавать рекламу самостоятельно. Фотографию нужно загрузить, и только тогда получится заменить изображение на рекламном щите своим арт-объектом. Тут ещё важно понимать, что всё будет работать только до тех пор, пока реклама висит на улице, как только её убирают — приложение перестаёт распознавать область.

Augmented Billboards 2: The Artvertiser @ Transmediale 2010 from Julian Oliver on Vimeo.

Д. Г.: А можно ли будет использовать Artvertiser более массово?

А. К.: Нет. С самого начала мы не стали выгружать её в App Store и другие онлайн-магазины. Artvertiser подразумевает критический взгляд на вещи, поэтому не каждому это интересно и вообще нужно. Для того чтобы правильно донести сообщение, необходима специфическая аудитория. Если мы сделаем Artvertiser доступным массово, то сообщения придётся сильно упрощать, чтобы они были понятны каждому.

Д. Г.: Если я правильно понимаю, то вы работали с участниками и над программированием, и над художественной частью. Скажите, как вам удаётся совмещать в себе инженера и творца?

А. К.: Мне нравится заниматься и тем и тем. Я программирую с детства, так что для меня это уже своеобразный язык самовыражения. Я не умею рисовать или петь, код — мой инструмент созидания. Так что для меня эта разница между программированием и творчеством неочевидна.

Д. Г.: Как вам кажется, окажут ли современные цифровые технологии влияние на классическое искусство?

А. К.: Я думаю, что искусство и технологии взаимосвязаны. Время идёт, и люди принимают новые технологии в новых формах. Когда появился первый фильм, это было нечто элементарное. На экране в тишине люди выходили с фабрики, или поезд приближался к станции — никакой операторской работы, движения камеры. Но язык кинематографа постепенно выработался. И, думаю, не надо говорить, что мы видим сегодня на экранах.

Лекция Артура Кастро в Институте «Стрелка»
Лекция Артура Кастро в Институте «Стрелка»
Лекция Артура Кастро в Институте «Стрелка»

То же самое с программированием. Оно появилось совсем недавно. У нас есть инструмент, но язык ещё не выработан. Так что сначала нужно как следует изучить средство, при помощи которого мы хотим что-то выразить, и только после этого мы осознаем, что действительно сможем от него получить.

Д. Г.: Исходя из этого, вы можете представить себе музей будущего?

А. К.: Даже не знаю. Мне трудно фантазировать, как именно будут выставляться экспонаты или что именно будет экспонироваться. Но могу поразмышлять, что собой будет представлять музей как институт. Сейчас мы привыкли воспринимать музеи как место, где что-то показывается и куда люди приходят просто посмотреть. Мне же кажется, что в будущем зрители станут участниками. То есть посетители музея перестанут созерцать культуру, но сами будут её создавать.

Д. Г.: Немецкий философ Вальтер Беньямин писал о том, что сама аура искусства пропадает из-за технического прогресса. А как вы относитесь к идее, что новые технологии убивают такие понятия, как «автор» и «авторские права»?

А. К.: Согласен, но здесь есть несколько аспектов. Собственно, такие глобальные изменения уже произошли с музыкой. Формат .mp3 и iTunes радикально изменили музыкальную индустрию, но разве музыкантов стало меньше? Не думаю, что всё плохо, ведь групп стало значительно больше, чем раньше. В 1970-1980-е годы также было много музыкантов, но работала «звёздная система». То есть была пара артистов, известных на весь мир суперзвёзд, у которых были деньги и, соответственно, возможности. Ситуация сегодняшнего дня мне нравится значительно больше.


«Мы наблюдаем идеи Уорхола в действии: каждый может стать знаменитым на десять минут»


Посмотрите Tumblr да и любой другой блог с картинками. Один опубликовал картинку, второй сделал репост, за ним — третий. В итоге, когда я натыкаюсь на эту картинку, распознать её источник и автора практически невозможно. И у молодых людей нет с этим проблем. Они загружают видео, которые им не принадлежат, на YouTube, просто потому что они считают себя крутыми. У современного поколения нет проблем с тем, что чьи-то авторские права будут забыты. Да, это странно, но в то же время сама идея, что знание может свободно распространяться и передаваться, мне кажется очень положительной. Именно поэтому я сам предпочитаю работать с открытым кодом. Кто угодно может взять его часть и использовать, я сам так делаю.

Воркшоп «Artvertiser: дополнительная реальность и городская среда»
Воркшоп «Artvertiser: дополнительная реальность и городская среда»
Воркшоп «Artvertiser: дополнительная реальность и городская среда»
Воркшоп «Artvertiser: дополнительная реальность и городская среда»
Воркшоп «Artvertiser: дополнительная реальность и городская среда»

Д. Г.: Вам не кажется, что первоисточник такой тенденции не только новые технологии? Возможно, искусство становится всё более и более массовым, или жажда славы в обществе уходит на второй план?

А. К.: Думаю, и то и то имеет место. Однажды я разговаривал с одним своим знакомым, который имеет отношение к шоу-бизнесу. Так вот он сказал, что Майкл Джексон больше не случится. На его место пришли маленькие группы. Люди выкладывают в социальные сети свои видео и получают миллионы просмотров. Мы наблюдаем идеи Уорхола в действии: каждый может стать знаменитым на десять минут.

Д. Г.: Вы говорили, что предпочитаете работать в Open Source, но также принимаете участие в коммерческих проектах, где код, само собой, приходится скрывать. По какому принципу вы выбираете коммерческие проекты?


«Реклама нацелена на самые примитивные человеческие чувства»


А. К.: Я принципиально стараюсь не работать в сфере рекламы. Я убеждён, что реклама — это худшее, что мы изобрели. Идея Artvertiser принадлежит Джулиану Оливеру, и мне она крайне близка. Проблема человечества — это экология: загрязнение окружающей среды, глобальное потепление и все трагедии, с этим связанные. А причина тому — усиливающаяся жажда потребления. Людям нужно каждый год покупать новый iPhone не потому, что он действительно нужен, а потому, что эта необходимость навязана рекламой. Из-за этого растрачиваются огромные ресурсы! Реклама нацелена на самые примитивные человеческие чувства, на инстинкты, апеллирует к сексу, вожделению, жажде власти. Всё это пагубно сказывается не только на экологии, но и на обществе как таковом. Вот почему я стараюсь обходить рекламную сферу. Хотя, конечно, были предложения, в некоторых проектах я принимал участие. Но тогда для меня как раз главной задачей было снизить этот безумный уровень агрессии, сделать продукт более разумным.

Воркшоп и лекция Артуро Кастро прошли при поддержке инновационного партнёра «МегаФон».

Фотографии: Иван Гущин / Институт «Стрелка», Polytech.science.art