Отрывок из книги «Триумф города»

Strelka.com публикует небольшую главу из книги Эдварда Глейзера «Триумф города» под названием «Преимущества здоровья» — о том, что в больших городах люди болеют реже и живут дольше. В оригинальном тексте все выкладки подтверждены ссылками на статистические данные и иные источники.

ПРЕИМУЩЕСТВА ЗДОРОВЬЯ

Масса людей, живущих на небольшой территории, создаёт серьёзные риски для здоровья, но в 2007 г. ребёнок, родившийся в Нью-Йорке, мог, при условии сохранения актуального уровня смертности, ожидать того, что проживёт на полтора года больше, чем любой другой средний ребёнок в США. Лос-Анджелес, Бостон, Миннеаполис, Сан-Франциско и многие другие города также могут похвалиться своим (стандартизированным по возрасту) уровнем смертности, который ниже среднего национального значения. Средняя ожидаемая продолжительность жизни в округах с плотностью населения более 500 человек на кв. милю на девять месяцев больше аналогичного показателя в округах с менее чем сотней человек на кв. милю. В 1980-2000 гг. ожидаемая продолжительность жизни в округах с плотностью более 500 человек на кв. милю росла со скоростью, на шесть месяцев превышавшей аналогичный рост в округах с меньшей плотностью. Здоровье ньюйоркцев — не случайность. 

Фото: Josh Kesner / Flickr.com

Для обеспечения города питьевой водой понадобились значительные инвестиции государственных средств. Был нужен жёсткий руководитель, почти военачальник, который резко увеличил затраты своего департамента, чтобы очистить улицы Манхэттена. Обилие полицейских и большое число судебных приговоров сделали город безопасным. Каждую из этих битв выигрывали ответственные и сильные общественные лидеры, которые потратили кучу денег, расширяя государственный сектор. Неспокойные города развивающегося мира должны пройти столь же сложный процесс, если они хотят стать безопасными и чистыми.

Но эти инвестиции могут объяснить лишь то, почему большие города больше не являются минными полями. Снижение уровня инфекционных заболеваний и самоубийств в городах не способно объяснить, почему такие города, как Нью-Йорк, здоровее, чем страна в целом. Легче понять, почему уровень смертности жителей Манхэттена в возрасте от 25 до 34 лет на 15 % ниже аналогичного показателя в сельской местности. Несчастные случаи и самоубийства — две главные причины смерти людей в молодом возрасте, и обе они в больших городах встречаются реже. Вероятность погибнуть в автокатастрофе для ньюйоркцев в возрасте от 25 до 34 лет на 75 % меньше, чем для людей того же возраста в среднем по стране. Вождение машины в пьяном виде — гораздо более опасное занятие, чем поездка в автобусе в состоянии опьянения.

Фото: Stefan Georgi / Flickr.com

Уровень самоубийств среди молодых ньюйоркцев примерно на 56 % ниже среднего для страны значения, и это связано с тем, что самоубийства гораздо более распространены в сельских районах. Уровень смертности от самоубийств на Аляске, в Монтане и Вайоминге примерно в 3 раза превышает тот же показатель в Массачусетсе, Нью-Джерси и Нью-Йорке. Хотя в какой-то степени этот разрыв может отражать чувство одиночества, проистекающее из географической изолированности. Мои исследования по самоубийствам среди молодёжи, проведённые совместно с Дэвидом Катлером и Карен Норберг, указывают также на то, что в небольших городах на руках у населения примерно в 4 раза больше оружия, чем в крупных городах.

Большинство самоубийств среди молодых людей совершается с применением огнестрельного оружия, и многие исследования показывают, что самоубийства чаще случаются там, где огнестрельное оружие более распространено, что не совсем понятно, поскольку едва ли ружья и пистолеты — единственное средство, позволяющее себя убить. Охота — это устойчивый показатель владения оружием в США, который объясняет, почему самоубийства среди молодых людей устойчиво растут с ростом числа выданных в данном округе охотничьих лицензий. Но хотя низкий уровень смертности среди молодых жителей городов отражает использование автобусов и редкость огнестрельного оружия, низкая смертность среди более старых людей — ещё большая загадка. В возрастной когорте 55-64-летних смертность по стране в целом на 5,5 % выше, чем в Нью-Йорке, на 17 % выше в когорте 65-74-летних и более чем на 24 % выше в когорте 75-84-летних. Различия в образовании, работе или доходе не способны объяснить этот разрыв.

Мэр Блумберг объявил войну курению, значительно повысив налоги на сигареты и ограничив число мест, в которых можно было законно курить, однако Нью-Йорк стал более здоровым городом, чем страна в целом, ещё до того, как он вступил в должность. Возможно, ньюйоркцы здоровее потому, что много ходят пешком, однако может ли этим объясняться то, что они реже умирают от рака? Лос-Анджелес также значительно здоровее, чем страна в целом, но пешие прогулки там не так распространены. Я мог бы подумать, что здоровье пожилых ньюйоркцев отражает энергичность самой жизни в городе, но нельзя исключать и ту возможность, что определённую роль играет отбор. Плохое здоровье увеличивает вероятность выхода на пенсию, а последняя повышает вероятность переезда из города в какое-то более тёплое место.

Фото: Adrian Cabrero / Flickr.com

Здоровье таких городов, как Нью-Йорк, Лос-Анджелес и Сан-Франциско, представляет собой удивительный контраст по сравнению с прошлым, когда высокая плотность населения слишком часто означала смерть. На протяжении почти всей истории человечества близость обеспечивала распространение инфекционных заболеваний, которые поражали тех людей, которые были настолько отважны, что готовы были рискнуть и поселиться рядом друг с другом. Понадобились огромные инвестиции в массовое водоснабжение, чтобы остановить распространение холеры и жёлтой лихорадки, а также не менее значительные инвестиции в полицию, позволившие снизить преступность в 1990‑х гг. Скопление миллионов людей на небольших территориях требует сильного государственного сектора, который способен бороться с преступностью и болезнями, и это, возможно, объясняет, почему Нью-Йорк намного больше любит сильное государство, чем люди в сельском Канзасе. Эпидемии будут повторяться и в будущем. Через много лет после постройки Кротонского водопровода, который стал снабжать чистой водой Манхэттен, пандемии испанки, разразившейся в 1918 г., а затем и СПИДу удалось уничтожить миллионы людей. Однако сегодня распространение болезней в городах ограничивается вложениями в общественное здравоохранение, а потому крайне важны инновации, нацеленные на защиту городской жизни. Вирус СПИДа открыли, когда парижский врач, пытавшийся вылечить своих пациентов, связался с исследователями ретровирусов из парижского Института Пастера. Здоровье городов зависит от того, насколько аспекты городской жизни, способствующие сохранению здоровья, — т. е. хорошие больницы, быстрые потоки информации, небольшое количество автомашин и оружия — перекрывают последствия высокой плотности, поддерживающие распространение болезней.

Фото: Josh Kesner / Flickr.com

Предупреждение Калхуна остаётся в силе: плотность городской жизни может создать чудеса, но она требует определённых затрат. Мир немало потерял, когда чума опустошила Афины 2 400 лет назад и когда в 1980‑х гг. СПИД поразил Нью-Йорк. Преступность и транспортная перегруженность всё ещё остаются с нами; их негативное влияние особенно ужасно в растущих городах развивающегося мира. Однако эти проблемы не являются непреодолимыми препятствиями на пути к городскому успеху. Города создают своих собственных защитников, таких как доктор Джон Сноу, полковник Вэринг или Уильям Викри, и они сражаются за то, чтобы города были пригодны для жизни. Нередко они добивались успеха, и в этом случае в городах можно не только выживать, но и жить с удовольствием, поскольку благодаря сосредоточению талантливых людей в городах не только растёт производительность, но и сама городская жизнь становится веселее.

«Триумф города» — издательский проект Московского урбанистического форума. Узнать о нем подробнее можно здесь.