​Москва в генеральных планах: От болота у стен Кремля до Третьего транспортного кольца

Больше 250 лет назад императрица всероссийская Екатерина II подписала указ «О сделании всем городам, их строениям и улицам специальных планов по каждой губернии особо». Так началась веха генпланов в России. Strelka Magazine проследил историю самого главного градостроительного документа и рассказал, как генеральный план Москвы менялся в зависимости от увлечений глав государства, политической обстановки в стране и чаяний её жителей.

«План Москвы, прожектированный по городу и предместьям»

Год: 1775

Авторы: Московское отделение Комиссии о каменном строении Петербурга и Москвы под руководством действительного тайного советника Петра Кожина и архитектора Николы Леграна

Цели: Один из первых в истории страны генплан был призван восстановить порядок в Москве, которая, как говорилось в одном из документов тех лет, «по древности строения своего поныне в надлежащий порядок не пришла». К появлению генплана была и ещё одна значительная предпосылка: в городе случился сильнейший пожар, в котором погорели практически все дома от Охотного ряда до Земляного вала и многие — за Яузой. Императрица Екатерина настаивала, что город должен быть современным и соответствовать последней моде, а потому — развиваться согласно принципам классицизма.

Вид на улицу Камер-Коллежский вал

Что получилось: Отныне на территории Кремля, Китай-города и Белого города разрешено строить только каменные дома, а для украшения города и «к знанию границ» предписано высаживать деревья. Москва и правда приобрела чётко выраженную границу, которая пролегла по Земляному валу. С одной стороны был непосредственно город, а с другой до  Камер-Коллежского вала — предместья. В пределах Москвы запретили хоронить людей, а восемь новых кладбищ вынесли за городскую черту.

Что не получилось: На месте Кремля по плану 1775 года предписывалось построить дворец, спроектировать который должен был архитектор Василий Баженов. Кроме того, не удалось достроить все запланированные площади вокруг Китай-города и Кремля и бульварное кольцо на месте разобранной стены Белого города. Генплан XVIII века подразумевал крайне амбициозный проект, а именно — ещё один водный канал. Вырыть его хотели параллельно течению Москвы-реки, но осуществить задуманное удалось лишь частично: канал прорыли по старице — участку прежнего русла Москвы-реки — от Берсеневки до Балчуга. Так появилась часть Водоотводного канала.

«Прожектированный план Столичного города Москвы»

Год: 1818, 1819 и 1824

Авторы: Комиссия строений под руководством Осипа Бове, составитель Егор Челиев

Цели: Самый знаменитый в истории Москвы пожар — 1812 года — заставил московских архитекторов вновь задуматься о том, как перестроить и восстановить практически полностью уничтоженный город.

Что получилось: Впервые в истории города были распланированы выгонные земли — участки, не застроенные домами, — их поделили на кварталы. Благодаря генплану в Москве появилось Садовое кольцо, а Земляной вал и стены Белого города окончательно сровняли с землёй. Документ предписывал, что вместо снесённых стен можно строить только дороги, которые «должны служить единственно удобностью для сообщения проезжих и для прогулки пешеходов», здания же здесь возводить запрещалось. Та часть улиц, что не была использована для дорог, стала частью владений, чтобы их владельцы могли разбить сады.

Садовое кольцо XIX век

Не зря говорят, что история повторяется: новый документ предписал снести все торговые лавки вдоль стен Кремля, потому что они портили вид города, а те же торговые ряды, что сохранились, перестроили и привели в порядок. Тогда же с глаз москвичей пропали зловонные пруды Неглинки, что располагались на месте нынешнего Александровского сада. Пруды опустошили, а речка до сих пор бежит по подземным трубам столицы. В целом благодаря документу в Москве сформировалась геометрически правильная уличная сеть.

«Новая Москва»

Год: 1923

Авторы: Алексей Щусев, Иван Жолтовский и другие

Цели: Перед новоиспечённой советской властью стояла новая задача — преобразовать Москву из провинциального города в столицу первого социалистического государства.

Что получилось: Согласно новой концепции, Москва приобретала чётко выраженную радиально-кольцевую структуру, и это неслучайно. Такая планировка напоминала утопический Город Солнца итальянского философа Томмазо Кампанеллы, чьими трудами в те годы особенно увлекался Ленин. Генплан 1923 года, во-первых, представлял Москву полицентричной, а во-вторых, вводил идею города-сада. Новые функциональные центры, расположенные в разных частях города, должны были распределить нагрузку и развести всё растущие транспортные потоки. Как и сегодня, перед архитекторами стояла задача разгрузить центр.

«Лужники» начала XX века, фото: oldmos.ru

Москва стала контролируемо разрастаться за пределы Камер-Коллежского вала вплоть до Окружной железной дороги, и в новое кольцо вошли Сокольники, Лужники и Ходынское поле. Благодаря тому, что план разрешал строительство на новых территориях, в центре удалось сохранить памятники архитектуры, многие из которых, правда, потом погибли во время реализации генплана 1935 года, а позже — от рук бизнесменов современной России. На новой территории появилось около двадцати посёлков-садов, из которых до нас дошёл только Сокол — памятник культурного наследия. Благодаря Щусеву в Москве от центра к периферии появились так называемые зелёные клинья, которые и сейчас считаются экологическим каркасом столицы.

Что не получилось: Новый, так называемый Правительственный центр должен был разместиться на Петербургском шоссе напротив Петровского путевого дворца, но его так и не построили. Вообще нельзя сказать, что в городе действительно появились функциональные центры. Единственный из них — спортивный — расположился в Лужниках, был построен существенно позже и действует до сих пор.

«Большая Москва»

Год: 1925

Авторы: Сергей Шестаков

Цели: Из вступления к плану: «Задача современного городского строительства — создание здоровых и культурных условий жизни. Такая задача и стоит сейчас перед Москвой. Москва вновь стала государственным центром и едва ли с этого положения сойдёт. За это говорит и её географическое расположение, и историческое прошлое, и, наконец, та политическая роль, которую она заняла теперь. При таком условии есть полное основание полагать, что Москва в недалёком будущем превратится в один из величайших городов мира. С таким положением Москвы надо считаться и к нему подготовиться».

Новый план должен был учитывать стремительно растущий рост населения, так что перед советскими градостроителями стояла задача вновь расширить городские границы. 200 тысяч гектаров — именно такой должна была стать общая площадь Большой Москвы по расчётам инженера Шестакова.

Подольск, 1920-е годы, фото: vk.com/istorya_podolska

Что получилось: Как и другие эксперты тех лет, Шестаков возлагал большие надежды на развитие скоростного транспорта. Так что железные дороги и вокзалы в Москве стали точками особенно пристального внимания. Окружная железная дорога была отдана исключительно под пассажирские перевозки, а новая железная дорога предназначалась для транзитного движения грузов. К московским вокзалам протянулись широкие улицы и дублёры. Благодаря концепции 1925 года равномерно стали развиваться такие подмосковные города, как Дмитров, Сергиев Посад, Богородск, Подольск, Бронницы, Звенигород и Воскресенск. Кроме того, с заделом на будущее и опасаясь слишком быстрого роста населения, Шестаков настаивал на формировании агломерации, в которую вошли не только подмосковные города, но и посёлки Владимирской и Калужской губерний.

Что не получилось: В 1929 году генплан был отвергнут, а сам Шестаков репрессирован и погиб в заключении.

Генеральный план реконструкции Москвы

Год: 1935

Авторы: Владимир Семёнов и Сергей Чернышев

Цели: Большая реконструкция Москвы — вот что подразумевал новый план. Документ расписывал стратегию развития города на десять лет вперёд. Причём охватывал он самые разные городские вопросы: расселение и застройка, планировка улиц и набережных, архитектурное оформление зданий, производство расчётов строительства, транспорт, водопровод и канализация, санитария города и многое-многое другое.

Что получилось: Именно благодаря плану 1935 года мы знаем гранитные набережные Москвы-реки. Реки рассматривались как ещё один путь сообщения, и потому они должны были обрести такой же парадный облик, как и широкие автомагистрали. Новые районы в отличие от исторического центра стали застраивать по строгой прямоугольной сетке. С этого периода Подмосковье рассматривается как придаток столицы. Там располагаются важнейшие стратегические военные базы, склады, сортировочные, сооружения коммунального обслуживания, которые до сих пор работают на Москву. Генеральный план предписывал построить там дома отдыха, пионерлагеря и дачи. По нему был построен и МКАД, который должен был снизить транзитный поток транспорта через город. Тогда же распланировали линии метро, которые должны были обслуживать разрастающийся город, и выделили территории для строительства высоток. Наконец, в Москве определили промышленные территории, где в скором времени выросли заводы и фабрики.

Проект Дворца Советов, авторы: Борис Иофан, Владимир Щуко, Владимир Гельфрейх. Вариант 1937—1940 гг.

Что не получилось: Грандиозная 400-метровая башня Дворца Советов так и не возвысилась над Москвой, хотя проект её обсуждался и утверждался довольно долго. Разместиться она должна была на месте храма Христа Спасителя и стать кульминацией советского высотного строительства.

«Технический» генплан

Год: 1957

Авторы: ГлавАПУ (Главное архитектурно-планировочное управление Москомархитектуры), НИиПИ Генплана Москвы

Цели: Последняя версия сталинского генплана была утверждена в 1951 году и рассчитана также на десять лет. Но в Москве стали появляться панельные дома, индустриальное домостроение стало массовым, и генплан оказался неактуальным в новых условиях. В 1957 году Институт Генплана подготовил временный, так называемый «технический» генеральный план, который призван был адаптировать город под новые технологические реалии. Кроме того, «технический» план подготавливал почву для следующего, более масштабного и всеобъемлющего документа.

Стадион «Лужники» / фото: Rob / Flickr.com

Что получилось: Согласно плану, в городе стали осваивать «резервные» территории. Их распределили под жилую застройку, где, как грибы, стали расти новые микрорайоны. По «техническому» плану архитекторы определили места для общественных центров за пределами Садового кольца и далеко от центра города. Именно в этот период был закончен спорткомплекс «Лужники», который, как и задумано, стал новым спортивным центром столицы.

Технико-экономические основы генерального плана развития Москвы

Год: 1961

Авторы: ГлавАПУ, НИиПИ Генплана Москвы

Цели: Население Москвы после войны всё росло и к 1960-м годам достигло 6,13 миллиона человек. Перед новым генпланом стояла задача предотвратить дальнейшее увеличение количества жителей, а для этого решено было развивать города области.

Что получилось: Как и по плану Шестакова, разные функции брали на себя разные города Подмосковья. Так, Дмитров, Волоколамск, Талдом стали новыми промышленными центрами, в Крюкове и Зарайске появились новые и инновационные по тем временам производства. Пущино, Михайловское и Черноголовка аккумулировали образовательные функции, а Звенигород, Можайск и Таруса превратились в курортные зоны. Частично такое функциональное распределение сохранилось за этими городами и по сей день.

В генеральном плане прописали устройство микрорайонов, которое сохранялось на протяжении многих лет. Так, в каждом районе обязательно был общественный центр и все необходимые элементы социальной инфраструктуры вроде детских садов, школ, яслей, поликлиник. За время действия документа в Москве было построено более 15 тысяч жилых домов.

Генеральный план развития Москвы

Год: 1971

Авторы: Михаил Посохин

Цели: Москва — концентрический город, удобный для жителей, — таким представлял город новый документ. Под руководством Михаила Посохина архитекторы ГлавАПУ разработали новую логическую систему, которая должна была разделить Москву на несколько зон. Кроме того, по-прежнему градостроители стремились остановить рост населения в городе, чтобы в перспективе у каждой семьи была отдельная квартира, а у каждого взрослого члена семьи — своя комната в ней.

Что получилось: Территорию Москвы разделили на восемь зон, в каждой из которых был свой культурный центр, производственная база, социальные предприятия, парки и другие важнейшие элементы. Такая городская структура подразумевала, что жителю не нужно выбираться за пределы района, чтобы попасть на работу или в поликлинику. Именно в период действия генплана 1971 года появляются «панельки» и спальные районы, которые так ненавистны москвичам и так любимы ими сегодня. К 1970-м годам заселились и процветали Тушино, Свиблово, Медведково, Перово-Новогиреево, Кузьминки, Люблино, Выхино, Беляево, Давыдково и Кунцево, а Чертаново, Коньково, Печатники, Тропарёво, Матвеевское и Тёплый Стан только-только осваивались.

Фото: go2life.net

Особую роль отвели магистралям, которые на периферии Москвы стали районными центрами. Генеральный план впервые как бы намекал, что, если уж москвич решил съездить из одного конца города в другой, одним трамваем не обойтись. Так что активно достраивали метро и скоростные трассы, по которым, по задумке, можно было ездить со скоростью до 120 километров в час. Конечно же, параллельно с этим развивался автопром, и машина превратилась в более массовое приобретение. План 1971 года особое внимание уделял историческому наследию города, и благодаря ему удалось сохранить целые кварталы старой Москвы. Введённое понятие «заповедная зона» остановило снос зданий в историческом центре. Тогда же активно развивалось Подмосковье, которое оставалось в роли придатка столицы. Туда переместилось вредное производство, там же появились новые рекреационные и туристические зоны, некоторые из которых продолжают работать до сих пор.

Что не получилось: Не удалось достроить несколько магистралей-хорд, которые должны были облегчить перемещение по городу. К ним, кстати, вернулись уже в наше время: например, если посмотреть на карту генплана внимательно, можно увидеть скоростную трассу Москва — Ленинград, которая проходит через Химкинский лес.

Проект генерального плана развития Москвы до 2000 года

Год: 1989

Авторы: Леонид Вавакин

Цели: К 1985 году стало понятно, что в Москве есть множество проблем, которые до этого момента замалчивались или вообще считались несущественными. Оказалось, что увеличивающееся количество машин и фабрики в черте города существенно портили экологию. Впервые заговорили о колоссальном уроне, который советская власть нанесла архитектурному наследию Москвы. Подмосковье по-прежнему рассматривалось исключительно как дополнение к Москве, что тоже неблагоприятно сказывалось на инфраструктуре. Наконец стало понятно, что темпы строительства жилых домов катастрофически отстают от всё растущего спроса. Новый генплан должен был представить поэтапное решение сложившихся проблем.

Третье транспортное кольцо, фото: A. Savin / ru.wikipedia.org

Что получилось: Москва и Подмосковье стали единым регионом — агломерацией. Так что дороги и общественный транспорт стали развиваться равномернее и с ориентиром на область. Особое внимание градостроители обратили на метрополитен, который продолжил расширяться в сторону растущих спальных районов. В Подмосковье были обозначены новые точки роста — Дмитров, Ногинск и Наро-Фоминск, — которые соединились с Москвой железной дорогой.

Последний генплан советской Москвы отказывался от концепции дорог-хорд и предлагал новое решение — северное и южное полукольца, которые спустя десяток лет превратились в Третье транспортное кольцо. Впервые речь зашла об архитектуре «первого этапа индустриального домостроения», а короче говоря — о пятиэтажках. Именно тогда архитекторы выдвинули предложение постепенно сносить невместительное и неэстетичное жильё в черте города, а вместо него сосредоточиться на массовом панельном жилье. Этот же генплан предписывал снизить количество заводов и фабрик в городской черте.

Что не получилось: На самом деле генплан 1989 года так и не был принят. Из-за непростой политической ситуации в стране документ отклонили как нереалистичный. Но взамен него предложить ничего не смогли и не успели, так что уже в 1990-е годы развитие Москвы проходило с ориентиром именно на этот отвергнутый документ.

Последний генеральный план, с которым мы живём и сегодня, был принят в 1999 году. Это огромный текстовый документ, который не включает в себя карты и в котором стратегия развития столицы продумана до 2020 года. Подводить его итоги пока рано, но есть на что обратить внимание. Например, согласно плану число жителей к 2020 году должно было достигнуть 10-12 миллионов человек. Стоит ли говорить, что Москва давно преодолела эту отметку. В отличие от предыдущих документов, генплан 1990-х намного гуманнее: в нём речь идёт и о комфортной городской среде, и о визуальной составляющей города, и об экологии. В новинку стало и то, что в плане прописаны запрещённые виды деятельности на отдельных городских участках. С одной стороны, это стимулирует участников городской застройки, с другой же — на деле оказывается, что разрешено всё, что не запрещено, и решения принимаются, исходя исключительно из финансовой выгоды без оглядки на дальнейшую судьбу Москвы и её жителей. С 2005 года московское правительство начало работу над новым Генеральным планом.




У города должен быть свой инструмент управления будущим. Как его создать? Каким образом применять? И нужен ли он Москве? Читайте в исследовании, подготовленном КБ «Стрелка» для IV Московского урбанистического форума. Приобрести его можно в книжном магазине на «Стрелке», Берсеневская набережная, 14, 5а




Материал подготовлен на основе статьи Анны Броновицкой «Планирование Москвы от Ленина до Лужкова», «Стратегический мастер-план: инструмент управления будущим», Москва, 2014

Фотография обложки: Moscowchronology.ru