​Словарный запас: ИНСТИТУЦИЯ

Десятки слов ежегодно приходят в русский язык, поселяются в нём и режут нам слух. Англицизмы используются не к месту и невпопад, термины теряют своё первоначальное значение и переселяются в новые области, а давно знакомые слова вдруг появляются в незнакомом контексте — запутаться проще простого. Журнал «Стрелка» наводит порядок в рубрике «Словарный запас».

Откуда пришло

Слово «institūtiō» в переводе с латыни имело несколько значений: 1) устройство, 2) образ действия, 3) наставление или учение. Затем вместе со словом «īnstitūtum» перекочевало в другие языки, в том числе польский — «instytucja», — где приобрело значение «государственного учреждения». В русском языке слово «институция» стало использоваться во времена Петра I и было равнозначно «информации».

Что написано в словаре

«1) Название элементарных учебников римских юристов, дающих систематический обзор действующего, в основном частного, права. Наиболее древние — И. римского юриста Гая (II в.); 2) официальный учебник римского права, вошедший одной из составных частей в „Свод Юстиниана“ и имеющий силу закона; 3) термин, используемый как форма слова „институт“ для обозначения каких-либо органов или учреждений». (Большой юридический словарь / под ред. Сухарева А. Я. — 3-е изд. — М.: ИНФРА-М, 2006. — 857 с.)

В значении социальный институт — «система созданных людьми ограничений, выполнение которых поддерживается механизмами принуждения. В качестве механизмов принуждения могут выступать как санкции за невыполнение правил, так и различные поощрения за следование им. Санкции и поощрения могут носить как материальный, так и нематериальный характер». (Wikimedia Foundation. 2010.)

«Формальное принятие парламентом или иным законодательным органом новых норм независимо от того, как к ним относится население». (Социологический онлайн-словарь.)

Что говорят эксперты

Виктор Вахштайн, кандидат социологических наук заведующий кафедрой теоретической социологии и эпистемологии РАНХиГС при Президенте Российской Федерации, профессор факультета социальных наук МВШСЭН

История понятия «институция» — история переводческих курьёзов, логических ошибок и неверных интерпретаций. Есть несколько причин такого «зашумления» термина.

Первая причина — этимологическая. Происхождение слова «in-stitutio» указывает одновременно на «у-чреждение» и «у-становление». То есть в разных контекстах под институцией может пониматься либо реально существующее учреждение (Институт «Стрелка»), либо то, что регламентирует образ жизни и способ существования людей и организаций (Устав «Стрелки», закон «Об образовании», Acta Universita и так далее). Примером первого употребления термина может служить созданная в 1814 году адмиралом Уильямом С. Смитом «Антипиратическая институция» — что-то вроде антипиратского Интерпола того времени. Примером второго употребления — «Институции Юстиниана», результат кодификации римского права в Византийской империи. Позднее институциями стали называться не сами установления и уложения, а те наиболее общие принципы, которым они подчиняются («институционная система» в юриспруденции), что, конечно, не добавило ясности термину.

И всё бы ничего, можно было бы спокойно сохранить за социологией одно определение термина («институция как учреждение»), а за юриспруденцией — другое («институция как установление»). Но тут вмешалась экономика.

Социальная и экономическая наука в ХХ веке разделили одну общую страсть — страсть к метафоре игры. Разные социальные порядки (образование, экономика, религия) могут быть рассмотрены как игровые площадки, на которых «игроки» совершают свои «ходы» по определённым «правилам». То, как эти правила возникают, распространяются, формализуются, обретают силу закона, как они меняют поведение людей, их рациональность и взаимодействие друг с другом, — предмет большой области исследований (в которой не последнюю роль сыграл Джон Нэш, главный герой фильма «Игры разума»). Проблема в том, что для обозначения этих «правил игры» экономисты использовали понятие «institution». Данный термин правильно переводить как «социальный институт», но зачастую он тоже переводится как «институция» (с отсылкой к юридической традиции). Это вторая причина «зашумления».

Тем временем в социологии шла междоусобная война между макро- и микроподходами — и там и там использовалось слово «institution», но в разных значениях. Макросоциологи (структурные функционалисты) верят, что общество — что-то вроде большого тела, состоящего из органов (институтов), каждый из которых выполняет определённую функцию. Микросоциологи изучают локальные учреждения (институты), в которых поведение людей подчиняется определённым явным или неявным правилам; так возникла популярная теория Ирвинга Гофмана о «тотальных институтах» (total institutions) — тюрьмах, психиатрических клиниках, лагерях.

Теперь представьте себе, какой хаос возникает, когда экономисты и социологи пытаются описать некоторое явление, например, в системе образования: университет (институт) действует в образовательной системе (институт), подчиняясь определённым «правилам игры» (институтам). Одно и то же слово обозначает «игрока», «поле» и «правила игры». Как видим, даже простая переводческая замена институции «институтом» не решает проблемы: у этого термина слишком много значений. В теории науки такой процесс утраты понятием своего содержания в результате постоянного разрастания совокупности обозначаемых им феноменов называется «пролиферацией». И термин «institution» стабильно входит в пятёрку самых пролиферированных понятий общественных наук.

Простое решение, которому следуют современные социологи, выглядит следующим образом:

1. Не использовать слово «институция» как синоним организации или учреждения.

2. Оставить понятие «институция» в значении «устав» юристам.

3. Говоря о «социальных институтах», всегда прояснять: на языке какой теории ведётся разговор — идёт ли речь в данном случае о «правилах игры» (институциональная экономика), о подсистеме общества (макросоциология) или о конкретных упорядоченных практиках людей в конкретных местах (микросоциология).

Примеры употребления

Так говорить правильно

«Среди институций, подвергнутых наиболее серьёзной критике в докладе Еврокомиссии, оказался Высший судебный совет». (Regnum.ru)

«Представленные работы подчёркивают важность сотрудничества и культурного обмена между художниками и институциями на региональном и международном уровне». (Colta.ru)

Так говорить неправильно

«Важное направление развития будущего проекта — проработка совместных мероприятий, объединяющих в городской среде все культурные институции парка — фестивали, праздники, мероприятия, события для детей; что может появиться на стыке колоссального опыта в сферах кино, мира природы, космоса, театра, науки, покажет будущее и новая концепция развития Александровского парка». (1rre.ru)

Почему: фестивали, праздники, события для детей не являются институциями, правильнее было бы обобщить их словом «мероприятия».

Фотографии: Roman Senate / en.wikipedia.org, Jeffrey Beall / Flickr.com