​Видео недели: зима как основа русского фатализма

До конца зимы осталось совсем чуть-чуть, и несмотря на то, что первые мартовские дни мало чем будут отличаться от февральских, большинство замерло в счастливом ожидании. Почему же зима — нелюбимое время года горожан? Как зима стала исключительно русским символом и зачем россияне сами так упорно его эксплуатируют? На эти вопросы искали ответы участники дискуссии «Четыре четверти».

Спикеры

Линор Горалик — поэт, писатель, преподаватель Высшей школы экономики, постоянный автор журнала «Теория моды».

Александр Осповат — литературовед, историк, руководитель филологической программы Высшей школы экономики.

Алексей Левинсон — социолог, руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра».

Юрий Григорян — архитектор, директор образовательной программы Института «Стрелка», директор архитектурного бюро «Меганом».

Цитаты

«Несмотря на то что Россия, по сути дела, расположена на берегу Ледовитого океана, зима вызывает какую-то стойкую фрустрацию у населения».

«Представление о том, что такое зима, холод и мороз, сложилось у людей, которых можно назвать южными, и до сих пор взгляд на зиму — это взгляд с юга».

«Путешественники ведь описывают не то, что видят, а то, что они уже читали. Это характерный признак жанра. И первый рассказ — о том, что земля трескается от чудовищного мороза, второй — люди замерзают на улицах, а в качестве поэтической детали: если слюна, которую человек выплёвывает во время мороза, проходит половину пути до земли, это считается большой удачей, но вообще она замерзает немедленно».

«Культ зимы в 1812 году стал основой русской национальной мифологии. Зима — это „русский бог“. И все дальнейшие победы ассоциировались с морозом».

«Как избавиться от тараканов? Открывают избу на несколько дней, и тараканы вымораживаются. Вот русский способ борьбы с тараканами. И так мы поступим со всеми».

«Нация будет жить при климатическом и поэтическом морозе, и никуда не деться. Основа русского фатализма в значительной степени восходит именно к этому».

«[Разговор о погоде] — это разговор, который можно завести с любым, и это один из, честно говоря, немногих общих знаменателей для разговоров в стране, где достаточно дробная социальная действительность, где, если не брать всё то, что показывают по телевизору, культурный запас у людей очень разный».

«„Татьяна, сама не зная почему, любила русскую зиму“. Пушкин приглашает удивиться, что, в общем, странно: хорошая вроде девушка, умная, а вот она любила зиму».

«Русским холодом торгуют, в частности, мороженое называется „Русский холод“».

«Сальвадор Дали в своих 50 советах начинающему художнику объяснял, почему среди русских не может быть живописцев. Он объяснял это очень просто, что живописцем может быть только тот человек, который видел всю свою жизнь от рождения — я не буквально, — как трепещут листья оливы в солнечном свету. Если он этого не видел, у него нет чувства света».

«[Люди] могут выглядеть вполне нелепо в мини-юбках в лютый мороз. Могут выглядеть нелепо, когда не носят шапки при сильном ветре из-за попыток сохранить причёску. Потому что в гендерно-архаичном обществе причёска — это правда важно, а не потому что женщины идиотки».

«Для российских дизайнеров работа с русской темой — это работа с летом. Для западных дизайнеров — это работа со стереотипом „вечно зимний“, „вечно мёрзлый“, „вечно жёсткий“ и „вечно кровь на снегу“ (красное на чёрном и белом)».