​Видео недели: Неопознанная Россия

Что мы знаем о территории нашей страны, кроме того, что она огромна? Что знаем о людях, которые живут в России, кроме того, что говорит официальная статистика? Эксперты говорят — практически ничего. Почему умом Россию действительно очень сложно понять и как так вышло, что страна так плохо изучена, выясняли географ, этнолог, демограф и экономист.


Спикеры:

Владимир Каганский — географ, кандидат географических наук, преподаёт в МГУ, НИУ ВШЭ. Автор более 300 научных и научно-публицистических работ, консультант ряда проектов регионального и городского развития.

Екатерина Мельникова — этнолог, кандидат исторических наук, научный сотрудник отдела этнографии восточных славян и народов европейской России Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого Российской академии наук (Кунсткамера). Автор монографии «Воображаемая книга: очерки истории фольклора о книгах и чтении в России» (2011).

Сергей Захаров — демограф, кандидат экономических наук, доцент кафедры демографии, директор Центра демографических исследований Института демографии НИУ ВШЭ.

Владимир Бессонов — экономист, кандидат экономический наук, доцент кафедры теории переходной экономики, заведующий лабораторией исследования проблем инфляции и экономического роста НИУ ВШЭ, член Научно-методологического совета Росстата.

Цитаты

«Более-менее известно, что такое Российская империя, но оказывается, что мы не можем начертить на карте границы страны России. Страна — не то же самое, что государство».

«Россия остаётся самой непознанной страной, и даже центральная Антарктида изучена гораздо лучше, чем Центральная Россия».

«Парадокс состоит в том, что урбанистов в нашей стране больше, чем городов».

«По некоторым подсчётам, в стране ещё до 20 миллионов „отходников“, которые живут на два города. Они работают две недели, потом возвращаются. Иногда у них две семьи, но не всегда».

«Кризис — это хорошо, это время мысли, а не только время действия. Люди становятся восприимчивы в кризис. Когда кризиса нет, когда в стране бум, достучаться до кого-то практически невозможно, люди думать не хотят. А сейчас можно и подумать».

«Обычно в продвинутых странах считают, что это нехорошо и надо, насколько это возможно, обеспечивать преемственность. У нас с необыкновенной лёгкостью наблюдается обратное».

«Если говорить о проблеме номер один для России, то это именно смертность, потому что такой долговременной отрицательной динамики, столь низкой продолжительности жизни и столь высоких рисков умереть развитые страны не знают, это никак не стыкуется ни с уровнем образования в России, ни со структурой занятости, ни со структурой проживания».

«Нас ожидают действительно серьёзные решения проблем, и тем молодым людям, которые сейчас вступают в трудовую жизнь, придётся жить в условиях совершенно другой структуры населения, в условиях сильного старения. Высочайшие нагрузки налоговые — это неизбежные вещи, и в основе них лежат те демографические процессы, которыми мы пытаемся сейчас что-то исправлять и как-то управлять».

Самые интересные материалы про город в еженедельной подборке Strelka Magazine: подписаться на рассылку

Фотография обложки: Антон Акимов / Monogoroda.com