Как сохранить предметный мир

Выпускник 2014 года Дима Девинн вместе с выпускником МАРШ Максимом Зуевым работают над проектом Thngs, который, по словам создателей, поможет зафиксировать и сохранить весь предметный мир. Strelka Magazine встретился с бывшим студентом Института и узнал, откуда взялись амбиции «спасти физическую память человечества» и почему скоро каждый будет пользоваться этим архивом вещей.

Фото: Институт «Стрелка»

— Ваша идея имеет отношение к твоей учёбе на «Стрелке»?

— Мне кажется, что всё, что делается после «Стрелки», имеет к ней непосредственное отношение. Образование заставляет иначе смотреть на абсолютно любые вещи: бытовые, рабочие, личные. Всю сознательную жизнь мы с Максимом изучали визуальную среду: он — архитектуру, а я — дизайн и его прикладное применение. Максим учился в магистратуре Московской архитектурной школы МАРШ, где большое внимание уделялось философии и её влиянию на архитектуру и предметный мир в целом. Один из основных выводов, к которому он пришёл в процессе, можно обозначить так: всё сущее — это фиксация деятельности сознания, своего рода память. Сущее подобно глобальному жёсткому диску, который сохраняет в себе информацию абсолютно обо всём. Но эта информация носит временный характер, так как постоянно изменяется. Любая вещь склонна к исчезновению, а мы никак не стремимся зафиксировать её, сохранить. У нас была идея сделать подобную программу с архитектурой, но лучше Google Maps сложно что-то придумать, а с вещами ничего подобного нет. И мы поняли, что надо каким-то образом создать сервис сохранения вещей.

— Как возникла необходимость в создании такого проекта?

— Вещи со временем разрушаются, их необходимо сохранять, так как они являются физической памятью человечества. Когда-то очень давно человек впервые начал создавать вещи, было это, допустим, некое орудие труда, и с тех пор он создал неисчислимое количество единиц предметного мира. Мы владеем достоверной информацией о вещах только за последние лет сто-двести, и в основном она хранится в музеях, галереях, у историков, коллекционеров, то есть труднодоступна широкой аудитории.

Каждая вещь может рассказать историю: из чего она сделана, кто её сделал, какая технология была применена. Мы фиксируем все эти свойства в цифровом формате: текст, изображения, видео и файлы — стараемся передать полное представление о вещи. У каждого предмета есть персональная страничка с данными, которая занимает своё место в Thngs. Вещь может быть легко найдена и изучена в разных контекстах. Например, в несколько кликов можно будет посмотреть все деньги СССР, все картины эпохи Ренессанса или все сотовые телефоны из металла.

— Как вы определяете, что вещь, а что нет?

— Вещь — это самоограниченный объект материального мира, созданный человеком. Космическая ракета, грузовой самолёт, мобильный телефон, настольная лампа, кроссовки Nike, деньги — это всё вещи. Бутылка колы тоже вещь, хотя она может быть также рассмотрена как система, состоящая из нескольких самостоятельных элементов: этикетки, бутылки и крышки.

— Почему вы решили, что подобный сервис необходим?

— Людям свойственно создавать и собирать вещи. По статистике, в России 38 % населения что-то собирает, и чем ближе к пенсионному возрасту, тем сильнее склонность к собирательству. Коллекционируют всё: от старых денег, которые не успели обменять, до пачек импортных сигарет. Люди фотографируют свои экспонаты и выкладывают картинки и информацию о них на специализированных форумах и в блогах, ведут диалоги с такими же коллекционерами. И это наш первый пользователь.

После выхода публикации на  Look At Me нам начали писать коллекционеры и энтузиасты, которые что-либо собирают или производят. Конечно, предпочтительнее, чтоб первичным источником информации был производитель. Я общался с промышленными дизайнерами, им этот проект интересен тем, что они могут показать не только результат, но и процесс создания, прототипы, которые заметно отличаются от того, что уходит в серийное производство.

— Любой человек может выгрузить любую вещь? Я могу залить «Мону Лизу»?

— Да, и в этом есть определённая ценность: на странице «Моны Лизы» в Thngs будет стоять твоё имя. Если, конечно, до тебя её туда не зальёт куратор Лувра. Если так, то тебе система напишет, что такая вещь уже есть, и предложит дополнить существующую страничку.

— А по каким характеристикам надо будет заносить каждый предмет?

— Занесение вещи в Thngs — это одна из самых сложных и интересных задач для нас. Информация добавляется по принципу «свойство: значение», прикрепляются медиа и файлы. Мы разработали механизм, который при введении определённой типологии вещи автоматически выдаёт все необходимые свойства, присущие этой типологии, — своеобразный искусственный интеллект, который понимает, что ты хочешь сказать о вещи.

Многие, кто собрал какую-то коллекцию, уже описали и красиво сфотографировали свои экспонаты. У них нет инструмента, который бы позволял вписывать их коллекцию в общий контекст. Наша задача — придумать, как сделать этот процесс максимально удобным и быстрым.

— Выходит, вы заботитесь о физическом, предметном мире человечества?

— Да, и иногда это пугает даже меня самого. Но одна мысль, что это не только сохранение, но и возможность в будущем воссоздать технологии прошлого, действительно вдохновляет. Нас пригласили участвовать в конференции Collision в Лас-Вегасе, где будут выступать лучшие умы Силиконовой долины и рассказывать об истории успеха своих проектов. Нас включили в программу победителей в номинации самых амбициозных стартапов.

Исследование Димы Девинна на «Стрелке» можно посмотреть здесь.

Самые интересные материалы об архитектуре, медиа и дизайне — в еженедельной подборке Strelka Magazine: подписаться на рассылку.

Иллюстрации предоставлены Thngs.