Гиперкуб: Здание — книга

Пять лет назад — 23 сентября — состоялось первое заседание Градостроительного совета Инновационного центра «Сколково». Звёзды мировой архитектуры собрались в Москве, чтобы обсудить мастер-план будущего иннограда. На следующий день Дмитрий Медведев подписал два документа: указ о сложении с Юрия Лужкова полномочий мэра Москвы и закон «О Сколково». Так начинается книга архитектора Бориса Бернаскони «Гиперкуб. Как сделано первое здание в „Сколково“» — пока единственное издание, осмысляющее архитектурную историю инновационного центра.

Решение о строительстве Гиперкуба — общественного центра будущего иннограда — было принято тоже в 2010 году. Уже через два года скромное по размерам и внешнему виду здание было закончено. Гиперкуб — это здание-прототип, главным параметром которого, по словам архитектора, стало время. Борис Бернаскони создал трансформер, способный меняться снаружи и внутри, следуя пожеланиям пользователей и нуждам растущего инновационного центра. В здании меняется даже этажность, что позволяет увеличить полезную площадь в 1,3 раза. Гиперкуб спроектирован согласно экологическим стандартам, словно витрина технологических инноваций, которые были доступны на момент строительства.

Книга «Гиперкуб. Как сделано первое здание в „Сколково“», вышедшая в апреле 2015 года, посвящена истории, идеологии и технологиям этого здания. Как и зачем сделана сама книга, почему её миссию можно понять, только увидев Гиперкуб, нам рассказали автор и редактор «Гиперкуба». А вот о мыслях, которые приходят по прочтении, Strelka Magazine попросил рассказать архитектурного критика, двух архитекторов и одного дизайнера.

Обложка книги «Гиперкуб» Бориса Бернаскони
Обложка книги «Гиперкуб» Бориса Бернаскони
Обложка книги «Гиперкуб» Бориса Бернаскони


БОРИС БЕРНАСКОНИ — автор книги, архитектор Гиперкуба

АНТОН КАЛЬГАЕВ — редактор книги, куратор российского павильона на Венецианской архитектурной биеннале 2014 года

КИРИЛЛ АСС — архитектор, руководитель дипломной студии в МАРШ

АЛЕКСЕЙ МУРАТОВ — архитектурный критик, партнёр КБ «Стрелка», в прошлом — главный редактор журнала «Проект Россия»

ЕВГЕНИЙ КОРНЕЕВ — графический дизайнер, автор дизайна архитектурных журналов «Проект Россия», «Проект Классика», «Проект International», основатель бюро «Раздизайн»

ГРИГОРИЙ РЕВЗИН — архитектурный критик, специальный корреспондент ИД «Коммерсант», партнер КБ «Стрелка»



Борис Бернаскони, архитектор Гиперкуба, автор книги, руководитель бюро BERNASKONI

Здание Гиперкуб невозможно без книги. В том числе и потому, что пока не придумано лучшего инструмента для понимания идеи, чем сочетание текста и картинки. Вообще здания не нуждаются в объяснении. Но дело в том, что это здание не последнее, которое я собираюсь построить. Мне очень важно было сформулировать основные параметры того, что я собираюсь делать дальше. Эта книга — манифест такого рода зданий, где главный параметр — это время и коммуникативная функция современных зданий.

На данный момент здание реализовывает свои возможности только отчасти. Оно работает с КПД, который свойственен любому стартапу: как первая «Тесла» по отношению ко второй, или как первая Audi по отношению к последующим, или как iPhone. На Гиперкубе потренировались все кому не лень. И инженеры, и кураторы, и эксплуататоры. Управляющая организация тоже тренируется. У них не всё получается, потому что для того, чтобы возможности этого здания соединять с реальностью вокруг, необходимо применять усилия. А у нас в России в принципе не любят что-то применять, тем более усилия.

Но я хочу сказать, что так же как само здание — стартап, так и эта книжка стартап, а значит будет много редакций и новых версий. Вот уже сейчас мы готовим англоязычную редакцию книги. Думаю, и здание второе скоро тоже появится.


Антон Кальгаев, редактор книги, выпускник «Стрелки», куратор российского павильона на Венецианской архитектурной биеннале 2014 года

Именно на «Стрелке» я понял, что книги не только «пишутся», но и «делаются». Будучи выпускником философского факультета, где, если утрировать, учат внимательно читать и писать тексты, я всегда считал книгу неким сборником текстов. С единым сюжетом или без. Я даже не задумывался, что издания Лейбница и Фуко могут и, наверное, должны выглядеть по-разному. И дело не только в картинке на обложке, а во многих приёмах, образах, сюжетах, которыми можно очень усилить тезис, создать необходимое впечатление. На «Стрелке» в студии Колхаса Hinterland мы делали книгу про российскую провинцию, где исследование каждого студента было отдельной главой. Меня впечатлил даже не InDesign вместо Word, а сам момент, когда на финальную защиту из Голландии привезли напечатанные копии толстенной книги. Даже выставки, реализованные по моим идеям, кажется, поражали меня меньше.

Другой важный аспект «Гиперкуба» тоже имеет отношение к моему опыту на «Стрелке». Работая над выставкой Fair Enough. An Expo of Ideas — воображаемой ярмаркой архитектурных идей, — мы обращали внимание на языки, которыми пользуется и не пользуется архитектура, чтобы доносить собственные идеи. Существенную часть работы архитектора сегодня, да, наверное, и всегда составляет общение с очень разными людьми (заказчиками, сотрудниками, подрядчиками, журналистами) и, соответственно, убеждение их в своей правоте. Поэтому эффективность доводов архитектора — один из важнейших факторов состоятельности. Залогом успеха нашей выставки стало именно раскрепощённое использование разных видов риторики для донесения русских архитектурных идей XX века. В книге «Гиперкуб» мы использовали аллюзию на относительно новый, но наиболее влиятельный и, похоже, ненавидимый многими архитекторами медиум архитектурной коммуникации — таблицы соответствия экологическим стандартам. Сейчас заказчику, а иногда и публике сертификат LEED или BREEAM значительно важнее, чем мнение архитектурного критика. Если утрировать, то при этом подходе история материалов и технологические решения здания — комбинация его физических свойств — дают объекту некую метафизическую прибавку в статусе. Ну и понятно сразу: водичка вот капает чистая, энергобаланс положительный. Но эти стандарты не учитывают собственно архитектурных свойств объекта, о которых любят говорить архитекторы, но не любят слушать их клиенты. Поэтому мы, размышляя над этим обстоятельством, поставили в один ряд с разными модными видами эффективности такие вроде бы неосязаемые (хотя, вообще-то, самые очевидные) свойства Гиперкуба, как «абстрактность», «медийность» и «вариативность». А потом попробовали понять, как разные элементы здания, например каркас или система кондиционирования, работают в том числе и на эти свойства.

Вообще опыт работы над Fair Enough меня многому научил, ведь, кроме изучения архивных, книжных и прочих подобных материалов, особое место в работе над выставкой занимали разговоры с экспертами: архитекторами, культурологами, историками и знатоками архитектуры. Некоторые из них потом на вернисаже со знанием дела сыграли роли «продавцов» архитектурных идей, привнеся тем самым совершенно удивительный личный элемент в выставку. Ощутимая часть «Гиперкуба» основана на серии интервью с Борисом, а у него очень интересно устроена память. Вспоминая разные моменты, он, судя по всему, видит как бы кино со своим участием. Одно и то же событие, при полном сохранении ситуаций, реплик и последовательности действий, может быть шпионским триллером, боевиком или авантюрной комедией. Этот эффект «грёзы» отражён в книге отсылками к фильму «Начало» и иносказательным комиксом по мотивам рассказа Роберта Хайнлайна. Вся книга построена как монолог архитектора. Единственным исключением стал текст Сергея Ситара. Он настолько исчерпывающий, что его пришлось спрятать в конце книги. Вообще текст, стоящий всей книги, — по-моему, одновременно удача и кошмар редактора.


Кирилл Асс, архитектор, сотрудник бюро Александра Бродского, автор статей в журналах «Проект Россия» и «Проект Балтия», руководитель дипломной студии в МАРШ

С одной стороны, архитекторы, особенно в России, довольно редко создают законченные тексты с объяснениями своих работ. Поэтому это издание, тем более с такими впечатляющими типографическими достоинствами, можно только приветствовать. Думаю, каждый второй российский архитектор мог бы выпустить подобную книгу с описанием того, что он сделал за последние несколько лет. Жаль, что сегодня мы имеем дело с единичным изданием.

В то же время само её содержание мне лично интересно не очень. Она напоминает мне финальные репорты и портфолио на дипломной стадии, выполненные нашим студентами, возможно, не в таком объёме и с меньшей художественной выразительностью, но, в принципе, это именно то, что мы от своих студентов ожидаем.

Гиперкуб — первое здание в Сколково
Гиперкуб — первое здание в Сколково
Гиперкуб — первое здание в Сколково

Мне представляется, что метод, описанный Борисом, и предложенные им формы излишне сухи. Его архитектура, вместе с тем огромным объёмом информации, который он хочет в неё вложить, с одной стороны, недостаточно минималистична, поскольку построена на иных, чем минимализм, основаниях, с другой — не является вполне информационной, так как, на мой взгляд, информация служит здесь скорее декоративным приёмом, нежели содержанием. Я, к сожалению, не видел само здание в натуре. Но мне кажется, что его посетитель вряд ли сможет различить временность одних элементов здания на фоне долговременности других, на что, судя по книге, рассчитывает Борис.

То, что он сделал, действительно круто, даже в контексте мировой практики. Но это не уникально: во всём мире есть ещё немало замечательных архитекторов в области цифрового моделирования и минимализма, и многие из них рефлексируют по поводу своей профессии, и их книги занимают своё достойное место на полках интересующихся архитектурой. Несомненно, эта книга встанет с ними в один ряд.


Алексей Муратов, партнёр КБ «Стрелка», в прошлом — главный редактор журнала «Проект Россия»

Борис Бернаскони не совсем обычный архитектор. Формальная или организационно-техническая сторона архитектуры для него не главное. Мало построить дом. Самое важное — наладить коммуникацию, общение. Основная польза от здания — возможность объединить людей. Причём как внутри созданной среды, так и вовне — посредством «информационных волн», рождаемых и улавливаемых объектом.

В таком контексте книга может восприниматься и как порождение такой волны, и как её генератор. При этом авторы решают сложную задачу. Как рассказать о постройке, в качестве главного параметра которой выбрано не пространство, а время? Этот объект прежде всего ориентирован на изменения. Его жизнь и программа непредсказуемы, как непредсказуема и траектория развития «Сколково».

Показывать в лоб такой объект так, как это делают традиционные архитектурные издания, бессмысленно. Гиперкуб будет меняться, и подобная книга быстро устареет. Следует использовать другие подходы, другие жанры повествования. И в монографии Бернаскони таких жанров обнаруживается как минимум четыре. Это история, манифест, каталог и путеводитель.

По аналогии с книгой Дэниэла Брука «История городов будущего» книгу о Гиперкубе можно назвать «Историей здания будущего» — первого объекта в «Сколково», пионера города, который лишь предстоит построить. «Оно заброшено на неизвестную территорию, чтобы исследовать её, колонизировать, налаживать связи», — пишет архитектор. И использует в книге разные формы нарратива.

Монография открывается разворотами с фотографиями ключевых событий 2010 года. Демонстрируется временной контекст, в котором зародилось здание. История начинается. Уже с первых страниц внушается ощущение, как же всё изменилось. Эпоха, в которой задумывался Гиперкуб, безвозвратно ушла. Зыбкость времени, нестабильность и переменчивость жизни — вот тот вызов, на который отвечает проект.

История продолжается. Эстафету подхватывает серия генеральных планов «Сколково». Показан процесс вживания здания в постепенно формирующуюся городскую среду. Но опять же возникает вопрос: а какой она будет в итоге? Станет ли «Сколково» центром инноваций или превратится в банальную периферию, очередной спальный район Москвы?

Довольно важное место в книге отводится истории взаимоотношений архитектора и заказчика. Рассказана она иносказательно — в виде комикса на новеллу американского писателя-фантаста Роберта Хайнлайна «Дом четырёх измерений». Изобретательно в книгу вплетена и история архитектуры. В разделах, повествующих о конструктивных элементах и инженерных системах, даны развороты об эволюции бетона, лестниц, систем пожарной безопасности. В ненавязчивой и лёгкой форме говорится о предпосылках и генезисе проекта, его связи с объектами и идеями предыдущих эпох.

Но история — лишь один пласт повествования. Другой пласт — идеология, манифестация концептуальных основ архитектуры Гиперкуба. «Урбанистика избегает конфликтов, архитектура воплощает их», — заявляет Борис Бернаскони. В данном случае речь идёт о конфликте старого и нового, который неизбежно порождает модернизационный вызов «Сколково». Этот вызов опредмечивается в Гиперкубе. Объект мыслится как квинтэссенция новых подходов к архитектуре.

Раскрывается эта идея в формате каталога. Значительная часть книги посвящена информации о новшествах, использованных Бернаскони. Это и распределённое ядро, и балка-этаж, и экзоскелет, и медиафасад, и световоды, и солнечные батареи, и геотермальные скважины, и стекло-хамелеон, и охлаждающие балки. Раздолье для читателей — любителей различных «фишек».

Завершается издание путеводителем — гидом по архитектуре Гиперкуба. Здесь на планах, фасадах, разрезах и узлах обстоятельно показаны все элементы здания, а также способы его пространственной и функциональной организации. Внушается мысль, что планировка настолько вариативна, что речь действительно идёт о здании эпохи перемен.

Различные формы повествования складываются в стереоскопическую картину — ультрасовременного и адаптивного объекта, окончание строительства которого воспринимается прелюдией к новой увлекательной истории. Истории о том, как он заживёт.

Настоящих, цельных, качественно и изобретательно сделанных монографий об отдельных зданиях не так и много. Прежде всего приходит на ум книга Элизабет Диллер и Рикардо Скофидио о павильоне-облаке Blur на берегу Женевского озера, ставшего символом швейцарской Экспо-2002. Тот объект был воспринят как знаковый, символизирующий сразу несколько тенденций в архитектуре. Все они, начиная от дематериализации оболочки, размывания границы между интерьером и внешней средой, вплоть до роста влияния инженерных систем на характер зданий, могут быть суммированы в одном главном тренде. Объект-как-событие начинает превалировать над объектом-как-формой.

Собственно, этой же теме посвящён и Гиперкуб Бернаскони. С той лишь разницей, что в данном случае речь идёт не о демонтируемом увеселительном павильоне, а о самом настоящем здании высотою в девять этажей. Монография о нём не только фиксирует временное в вечном, ведь, как писал Флобер, книги живут дольше пирамид, но и учит тому, как в банальный куб вдохнуть целую палитру смыслов — идей, способных увлечь и политиков, и инноваторов, и технарей. И, конечно, тех архитекторов, которые остро чувствуют своё время.


Евгенией Корнеев, графический дизайнер, автор дизайна архитектурных журналов «Проект Россия», «Проект Классика», «Проект International», основатель бюро «Раздизайн»

Существует общепринятая форма презентации здания на бумажном носителе: предваряющий текст архитектурного критика с непременными эскизами, сделанными рукой зодчего, ситуационный план, общие виды здания в эффектных ракурсах, поэтажные планы и разрезы, совмещённые с фотографиями интерьеров, детали. Книга «Гиперкуб» устроена не по привычной схеме, а так, как надо.

Гиперкуб декларируется его создателем, Борисом Бернаскони, как революционно новая постройка. В программу здания изначально заложена возможность меняться со временем. Для архитектуры этого здания важны не столько его внешние проявления, сколько процессы, которые внутри и вокруг него происходят. Поэтому книжка про этот дом не похожа на альбом по архитектуре. Это скорее инструкция по эксплуатации. Оформленная так, как будто её собираются снимать в кино про будущее.

Книга о Гиперкубе окутана, пронизана временными и медийными потоками, в неё вошли нарезка новостной ленты, комикс, кадры из кинофильмов, приёмы, заимствованные из рекламы. Обложка книги выполнена из зеркального материала, меняет облик в зависимости от окружения. Планы нарисованы так, как будто это раскадровка анимации. Педалируется фактор времени, декларируется устремлённость в будущее на контрастном фоне исторических экскурсов.

Если мысленно отсечь медийную составляющую, мы увидим, что каркас содержания тома составляет рассказ об элементах здания. Это связывает книгу с кураторским проектом Рема Колхаса на последней архитектурной биеннале в Венеции и его каталогом. Читатель получает исчерпывающую информацию об устройстве здания и технологиях, которые в нём используются.

Оформление книги выдающееся, задаёт новый стандарт. Формат, объём и вес тома — дружественные. Сочно работает ритм-секция. Архитектурная графика выполнена изысканно. Фотографии прекрасны. Компоновка разворотов, типографика отличные. Отменная печать. Эталонный продукт. Кроме этого, читатель получает неожиданный бонус в виде радужного пятна на потолке по утрам. Думаю, что книга будет интересна профессионалам и полезна студентам. Она учит хорошо и по-новому думать про архитектуру, придумывать её, реализовывать и продвигать.


Григорий Ревзин, архитектурный критик, специальный корреспондент ИД «Коммерсант», партнер КБ «Стрелка»

Здание не люблю, но книга хорошая.