Итоги-2015: Что угрожало архитектурному наследию Москвы

Десять людей, десять профессий, десять разных итогов 2015 года. Strelka Magazine обратился к тем, чья работа связана с городом, и расспросил, чем для них ознаменовался 2015-й. Какими были дороги, чем пахло в Москве, что стало с бизнесом — в предновогодней серии.

Иллюстрация: Алла Швыдкая

Рустам Рахматуллин — российский писатель, эссеист, москвовед и культуролог; один из основателей общественного движения «Архнадзор» и журнала «Московское наследие»

Для градозащитников в этом году есть две хорошие новости: создание сайта «Хранители наследия» и начатая с февраля 2015 года «Школа наследия», учреждённая совместно «Архнадзором» и Архитектурным институтом при партнёрстве Института искусствознания и Фонда Лихачёва.

Если говорить о Москве, то в этом году было много потерь, по преимуществу связанных с исторической застройкой, которая не имела или не приобрела статус памятника, но также и с памятниками, которые этот статус изменяли в худшую сторону. Тема года — это судьба исторической застройки и способы её защиты.

В этом году было объявлено намерение мэрии Москвы ликвидировать «сносную комиссию», то есть единственный инструмент, который существовал для принятия решений по поводу судьбы нестатусных, но исторических зданий. Хотя распоряжение на этот счёт не вышло после критики проекта, но и комиссия не собирается.

Изменение статуса постигло ВДНХ. Этот «комплекс», или «ансамбль», по действующему закону со своей охранной зоной был превращён в достопримечательное место, теперь там разрешена градостроительная деятельность. В результате в течение года мы теряли одно за другим строения, не имеющие индивидуального охранного статуса: Артезианскую скважину, Грибоводню и некоторые другие. Павильон «Верблюдоводство» был фактически выстроен заново под шапкой ремонта без проекта и согласования Департамента культурного наследия. Дирекция ВДНХ утверждала, что по новому статусу это не требуется. Мол, мы будем продолжать постройки на ВДНХ таким образом.

Было несколько историй, когда градозащитники выходили на улицу, чтобы физически противостоять сносу. Самые шумные события произошли зимой в начале года: доходные дома Привалова на Садовнической, 9, где ООО «Великан - XXI век», которое является дочкой ОАО «Группы ЛСР» Андрея Молчанова, известной также своими посягательствами на наследие в Петербурге, были разрушены два строения полностью и одно до переднего фасада; комплекс домов Михайлова на Большой Дмитровке, где в глубине стояло до десятка строений, образовывавших такой внутренний городок со своими улицами, — всё это было разрушено ЗАО «Ингеоцентр» или ЗАО «Ингеоком», у которого на откупе два квартала по сторонам Камергерского переулка. Была также потеряна фабрика Бахрушиных в Кожевническом проезде, госпиталь Красного Креста в Лефортове и ещё один статусный памятник в посёлке Сокол на улице Поленова, 1. Cейчас мы с тревогой ожидаем начала сносных работ на Варварке, 14 — это комплекс дома Персиц и дома Страхового общества «Якорь» — несколько домов, оставшихся от Зарядья. Помощи Мосгорнаследия здесь пока не просматривается, а Москомархитектура свою документацию выдаёт.

Экономический спад — это обоюдоострая ситуация. Кажется, что всё должно затихнуть, и действительно число девелоперских вторжений в центр города количественно сокращается. Но, с другой стороны, регионы нуждаются в пополнении бюджетов, поэтому они хватаются за те проекты, где есть ресурс, дают им зелёную улицу и закрывают глаза на нарушения.

Мы не очень понимаем, что такое федеральная градостроительная политика. Здесь можно привести три примера. Первый — планы размена здания Госдумы и строительства нового парламента в Мнёвниках. Чем это обосновано, кроме размена с Михаилом Гуцериевым? При этом возникает физическая угроза зданию в Охотном Ряду, которое до сих пор не введено в реестр памятников. Второй — снос 14-го корпуса Кремля. Мы не находим никаких концов, никакого письменного решения, ничьей подписи, не публикуются ни мнения ЮНЕСКО, ни акты государственной историко-культурной экспертизы, обосновывающие такое решение. Неясно, что будет вместо этого корпуса. Ну и третий случай — «перетаскивание» монумента Князю Владимиру. К числу успехов можно отнести защиту площадки Воробьёвых гор, которая является частью памятника «Московский университет». Мощное действие университетской корпорации и жителей возымели своё действие. А с другой стороны — неудача, которая постигла на Боровицкой площади, где утверждено новое место. Говорится, что высота самой фигуры по-прежнему будет двенадцать с половиной метров. Варианты, которые все видели во время так называемых народных голосований, выставляют памятник на центральную планировочную ось Пашкова дома. После того как этот земельный участок был освящён и состоялась процедура закладки памятника, остаётся искать компромисс в локализации — сместить это произведение вправо, если смотреть от Кремля, поближе к сохранившейся застройке Манежной улицы. На Боровицкой градозащитники остались почти в одиночестве, и тем не менее ситуацию удалось сделать более открытой, чем когда строили памятники Александру и Гермогену в Александровском саду, не говоря уже о вертолётной площадке в Тайницком саду Кремля.

Материал подготовил Антон Кальгаев