Итоги-2015: Почему грустил иностранец

Десять людей, десять профессий, десять разных итогов 2015 года. Strelka Magazine обратился к тем, чья работа связана с городом, и расспросил, чем для них ознаменовался 2015-й. Какими были дороги, чем пахло в Москве, что стало с бизнесом — в предновогодней серии.

Иллюстрация: Алла Швыдкая

Томас Кларк, выпускник «Стрелки», редактор, переводчик, лингвист

Я могу судить только по своему кругу друзей, и, по моим ощущениям, в начале этого года начался активный отток иностранцев. В кризис компании стали серьёзно сокращать рабочие места, и некоторые мои знакомые были вынуждены покинуть Россию. Их шансы найти новую работу были крайне низкими. В результате остались только те, кто много лет живёт здесь и давно закрепился в своей должности. Дополнительный фактор — дороговизна российской визы и сложности, связанные с её получением. Если у вас нет разрешения на работу или студенческой визы, задержаться в стране надолго крайне непросто.

Что касается моих русских друзей, я не заметил особенных изменений в их повседневной жизни. Цены, несомненно, подскочили, но Москва всё ещё значительно дешевле многих других мировых столиц, аренда жилья составляет лишь малую долю от местных зарплат. С другой стороны, некоторые рассказывают, что их родственники стали брать краткосрочные займы — и это, конечно, тревожный показатель. Но двадцатилетние, как мне кажется, ещё не испытывают больших проблем. Я сам приехал сюда на учёбу и знаю, что такое жизнь студента в России — мне она показалась вполне приемлемой. Да, приходится иногда копить деньги, например, чтобы в баню сходить, но это вполне нормально.

Есть, впрочем, напрямую связанная с этим проблема, с которой сталкиваются именно экспаты: многие, переехав в Россию, в будущем планируют вернуться на родину. Однако в большинстве случаев доходы, позволяющие им вполне благополучно жить в Москве, не обеспечивают привычного уровня жизни в той же Англии. Оставшиеся в Лондоне друзья обзаводятся семьями, жильём, а я, приехав к ним погостить на пару дней, трачу на несколько напитков в баре то, что зарабатываю в Москве за день. Нынешнее положение с курсом валют серьёзно повлияло на ситуацию: начинаешь испытывать отчуждение по отношению к привычному образу жизни, появляется неуверенность в собственном будущем. Чтобы иностранец остался в России, он либо должен по-настоящему её любить, либо найти здесь дело, которое бы полностью захватило. В моём случае решающей оказалась первая причина.

Что касается туризма, здесь тоже ситуация не лучшая. С падением цен Россия не стала более привлекательным направлением. Виза продолжает оставаться дорогим удовольствием — за неё приходится платить около 100 фунтов стерлингов. Куда проще и дешевле поехать, например, в Будапешт, не менее интересный, чем Москва. Нынешний политический имидж страны также мало у кого вызывает желание сюда приезжать. Иностранцы ассоциируют Россию с её главной достопримечательностью, символическим средоточием власти — Красной площадью, и это, конечно, противоречивый образ. Каждый раз, когда я навещаю родственников в Англии, они спрашивают меня: «Ну и как тебе там живётся с мистером Путиным?» К сожалению, на Западе превалирует именно это упрощённое представление о такой огромной и разнообразной стране.

Ещё очень заметна нехватка какой-либо адекватной политической дискуссии в медиа. Вся эта риторика а-ля «ватники и укропы» очень показательна. Вместо того чтобы формировать собственное мнение, приводить аргументацию, обсуждать разные аспекты, люди просто принимают ту или иную сторону. Такая поляризация взглядов, как мне кажется, признак серьёзной стагнации.

С другой стороны, наверное, это не удивительно, учитывая, что к мнению обычных людей в России не всегда прислушиваются. Хороший пример — городская программа благоустройства. Я не знаю ни одного города, где бы разом благоустраивали 3 тысячи километров дорог. С одной стороны, это большой и красивый жест, с другой — жители в этом процессе участвуют лишь незначительно, а качество этого благоустройства не всегда находится на должном уровне. Это типичный пример подхода «сверху вниз». Например, велосипедные дорожки или борьба со стихийной торговлей — это кардинальные меры, которые шли во многом вразрез с реальными запросами граждан. Мои знакомые раньше с удовольствием покупали дешёвую еду в уличных палатках, ну а противники велодорожек, по-моему, всегда найдутся. Некоторые из решений облегчили жизнь пешеходов, но качество выполнения работ портит впечатление. Раньше по Новослободской было просто невозможно пройти, теперь тротуар расширили в три раза, и улица стала гораздо комфортнее. Однако новые скамейки, которые там установили, несмотря на приятный дизайн, выполнены некачественно и из плохих материалов. То же с Мясницкой — визуально всё очень красиво, однако там каким-то образом забыли сделать водостоки. Неизбежно возникает вопрос: есть ли у города средства на то, чтобы одинаково хорошо выполнить работы на таком количестве улиц?

В этом году я больше всего скучал по английскому чувству юмора: в России совсем по-другому шутят и не всегда считывают мою иронию, что часто затрудняет коммуникацию. Также мне не хватает возможности сходить в самый обычный паб где-нибудь рядом с домом. В Москве обязательно надо ехать куда-то в центр, если хочешь выпить и поболтать с друзьями. В обычных жилых районах таких мест практически нет. Ещё мне как экспату очень жаль, что в этом году издание The Moscow Times стало еженедельным. Хорошо написанная, правдивая, ежедневно выходящая газета на английском языке — это то, что хотя бы отдалённо напоминало мне о доме.