​Искусство для всех: Труде Иверсон — о норвежском паблик-арте

Известный куратор и критик рассказывает о трёх ключевых проектах норвежского паблик-арта.

Среди них, например, старый фермерский домик, помещённый в центр города как напоминание о бедном прошлом Норвегии, или забор, который стал местом силы локального студенческого сообщества. О том, почему они стали выдающимися объектами искусства, Труде Иверсон объяснила на лекции, организованной фондом V-A-C.

Проект Migration and architecture, 2015

Города: Йёвик, Схьёрдал и Телемарк (Норвегия)

Художник: Кнут Осдам

Untitled Archive (migration) / фото: Knut Åsdam / publicartnorway.org
Untitled Archive (migration) / фото: Knut Åsdam / publicartnorway.org
DS4 / фото: publicartnorway.org
DS4 / фото: publicartnorway.org
Tripoli / фото: Knut Åsdam / publicartnorway.org
Tripoli / фото: Knut Åsdam / publicartnorway.org
Untitled Archive (migration) / фото: Knut Åsdam / publicartnorway.org

В Норвегии, как и в некоторых других странах Северной Европы, существует особый налог, введённый специально для развития искусства и культуры: 1 процент от стоимости строительства государственных учреждений идёт на создание в них арт-проектов. Обычно это происходит так: формируется комиссия из кураторов, консультантов, архитекторов и инженеров, которая разрабатывает художественный проект. На согласование может уйти год, за это время комиссия формулирует требования к проекту (самое главное из них — произведение искусства должно соответствовать контексту того места, где его разместят), разрабатывают план работы, утверждают проект с арт-комитетом и только потом ищут подходящего художника.

Получается, что художника привлекают к работе в последнюю очередь, и он никак не вовлечён в обсуждение будущего проекта. По мнению Иверсон, это ставит художников в непростую ситуацию: они слишком ограничены многочисленными условиями и должны подстраиваться под жёсткие рамки контекста. В результате получившиеся арт-объекты редко становятся чем-то значимым для их творческой карьеры.

Проект Migration and Architecture известного норвежского художника Кнута Осдама и куратора Труде Иверсон — это попытка изобрести новый формат работы художника с государственными учреждениями. Он был придуман для трёх норвежских колледжей, но вместо того чтобы формировать три разные комиссии, было решено создать единый кураторский проект, который в перспективе может распространиться и на другие государственные учреждения.

В рамках этого проекта Осдам представил три арт-объекта, объединённые общими темами самоидентификации и осознания себя в общественном пространстве. Важно, что эти темы сформулировала не комиссия, а сам художник. Они связаны с контекстом колледжей и образовательной среды только на самом общем уровне и не подстроены под него специально.

В этом случае Кнут Осдам выступил не просто как исполнитель задачи, а как автор, который с самого начала был полностью погружён в процесс работы над проектом. Отсутствие чётких рамок дало ему возможность придумать что-то действительно значимое, а не просто выполнить чужой заказ.

Во дворе Университетского колледжа Йёвика Осдам установил инсталляцию DS4, сделанную из обычного проволочного забора. Такой забор обычно используют, чтобы отделить один участок от другого или защитить свою территорию от вторжения. Это символ запретов, границ и изоляции, но Осдам поменял его функцию на противоположную. Он превратил забор в предмет искусства, который не делит территорию, а создаёт новое общественное пространство, место, где люди могут собираться, общаться и самовыражаться.

В Университетском колледже Северного Трёнделага Осдам представил фотопроект Tripoli, посвящённый заброшенным зданиям в Ливане. В 1966 году ливанское правительство наняло известного бразильского архитектора Оскара Нимейера, чтобы он построил один из самых масштабных национальных проектов — выставочный комплекс для предстоящей Международной ярмарки в Триполи. Но в 1975 году в стране началась гражданская война, затянувшаяся на 15 лет. Работа над проектом прекратилась, а здания так и остались недостроенными. Некоторые из них использовались для военных целей, в том числе для хранения боеприпасов и оружия. Даже после окончания войны комплекс остался закрытым для посещения. То, что должно было стать главным общественным пространством города, превратилось в негласный символ войны и разобщения жителей страны. На четырёх фотографиях Кнута Осдама изображено то, что осталось от грандиозного выставочного комплекса: пустые павильоны и полуразрушенные здания.

Третий проект, представленный в Университетском колледже Телемарка, называется Untitled: Archive (migration). Это три с половиной тысячи изображений, по которым можно проследить историю миграции последних двух столетий. Фотографии транслируются в формате слайд-шоу на шести мониторах, висящих на стене библиотеки. Они медленно сменяют друг друга таким образом, чтобы можно было рассмотреть каждый из снимков. По словам Осдама, эта выставка поднимает важные вопросы, связанные с самоидентификацией: «Миграция даёт человеку шанс стать кем-то другим, начать всё заново. Он может сделаться социально невидимым, потому что чувствует себя уязвимым и хочет спрятаться от всех. Или, наоборот, примерить новую личность и попробовать себя в каком-то другом качестве».

Проект Gjerdeløa, 1980

Город: Тафьёрд (Норвегия)

Художник: Марианна Хеске

Фото: marianneheske.no
Фото: marianneheske.no
Фото: marianneheske.no
Фото: marianneheske.no

В 1980 году норвежская художница Марианна Хеске, путешествуя в горах возле небольшой деревни Тафьёрд, обнаружила старую бревенчатую хижину, построенную ещё в XVII веке. Хижина находилась в труднодоступном изолированном месте и давно стояла заброшенной. Когда-то она служила складом для хранения сена, но иногда местные жители использовали её ещё и как временное убежище во время долгих переходов в горах. И снаружи, и внутри она вся была исписана каракулями: кто-то вырезал на стене надписи или свои имена, кто-то рисовал картинки.

Хеске разобрала 350-летнюю хижину и отвезла её в Центр Помпиду. Там её собрали заново и установили на Парижской биеннале 1980 года. Посетители выставки могли не только рассмотреть надписи на её стенах, но и оставить собственные послания.

После выставки хижину опять разобрали, увезли обратно в Северную Норвегию и поставили на прежнее место. Она снова оказалась там, где её могли увидеть только путешественники. Таким образом, хижина стала общим пространством для двух совершенно разных групп людей, которые, скорее всего, никогда бы не встретились. С одной стороны, это экстремальные путешественники, исследующие окрестности Тафьёрда, с другой — посетители выставки парижского центра искусств. Проект Gjerdeløa считается одним из ключевых в развитии концептуального искусства Норвегии.

Проект House of Commons, 2015

Город: Осло (Норвегия)

Художник: Марианна Хеске

Фото: marianneheske.no
Фото: marianneheske.no
Фото: marianneheske.no

В прошлом году Марианна Хеске представила похожий арт-проект, который называется House of Commons. В небольшом норвежском городе Хубёль она нашла ещё один заброшенный деревянный дом. Он был построен в середине XIX века, а с 1960-х годов стоял пустой и постепенно разваливался. На месте дома должна была проходить автострада, и власти города сначала собирались снести его, но в итоге согласились отдать дом Марианне при условии, что он послужит искусству.

Марианна использовала его в рамках городского проекта, посвящённого общественным пространствам. Она перенесла фермерский домик из Хубёля в Осло и установила его на площади перед зданием стортинга — норвежского парламента. Вряд ли можно было выбрать место, символизирующее общественное пространство лучше, чем площадь для политических митингов и протестов.

Оба здания относятся к одной эпохе — им по 150 лет, но, построенные из разных материалов (одно — из деревянных брусьев, другое — из гранита) и для разных целей, они представляют собой особенно сильный контраст. Эта на первый взгляд простая художественная стратегия показывает столкновение двух миров: простой сельской жизни и политической власти.

Критики увидели в проекте скрытый подтекст: дом как будто вышел на площадь, чтобы просить о пощаде. Сама же Марианна говорит, что её целью было противопоставить богатство современной Норвегии и скромность её прошлого: «Норвегия очень изменилась. Уже невозможно представить простую жизнь, которой раньше жили фермеры. Они сами выращивали продукты, сами ловили рыбу, шили одежду и жили очень просто, не имея вообще никаких денег».

Проект вызвал огромный интерес: только за первые выходные дом посещало по 700 человек в час. Стоя в пустых комнатах старого фермерского дома, они могли полюбоваться огнями роскошного парламентского здания.