Словарный запас: БЛОКЧЕЙН

Как можно сохранить данные с предельной точностью и достоверностью и не переживать, что что-то может быть изъято или подменено? О технологии блокчейн читайте в новом выпуске «Словарного запаса».

ЧТО НАПИСАНО В СЛОВАРЕ

Блокчейн, цепочка блоков (англ. blockchain) — это цифровой реестр, в котором хронологически и публично учитываются все транзакции в сети биткоин. (OxfordDictionaries.com)

ЧТО ГОВОРЯТ ЭКСПЕРТЫ

Сергей Нугаев, веб-разработчик в студии Astroshock, преподаватель математики и программирования в Moscow Coding School

В двух словах блокчейн — технология использования распределённого хранения и передачи данных. Через блокчейн информация не попадёт на единый источник (сервер, компьютер, жёсткий диск, флешку), а по частям и дубликатам распределится между пользователями блокчейна. Поэтому вероятность что-то удалить, подменить или фальсифицировать равна примерно нулю. Справки и прочие верификации исключаются, данные не нужно заверять, регистрировать, одобрять или отклонять — они попадут в сеть и будут доступны с гарантией сохранности в оригинальном виде. Гарантия обеспечивается математикой и алгоритмами хранения: считается, что они работают надёжнее, чем люди. Сами данные хранятся в виде хешей (блоков данных фиксированного размера. — Прим. ред.) и криптографических ключей, а не сложносочинённых предложений.

Как формируется блокчейн? Транзакции за определённое время записываются в блок, множество компьютеров проверяют транзакции на валидность. Если всё окей, блок прикрепляется к предыдущему сохранённому блоку. В итоге данные формируют цепочку блоков, а база данных и её копии распределены по всем компьютерам системы. Слово «транзакция» следует воспринимать условно, за этим может стоять любая, не только денежная информация.

Интерес к блокчейну возник после появления биткоина — конечного продукта, работающего на технологии блокчейн. В случае биткоина завязка произошла на валютной теме. Ясно, что транзакции в современном мире — это край как важно, но денежная транзакция лишь частный случай передачи данных.

Если отсечь нюансы и детали, пройти от локального к важному, то среди немногих подлинных запросов человечества останутся пресловутые передача и хранение информации. Блокчейн об этом. Сегодня через его призму пристально смотрят на финансы, экономику в целом, юридические вопросы. Но не из-за раскладов звёздного неба эксперты прочат блокчейну революционные свершения. По силе технология приравнивается к интернету и при успешном развитии в скором будущем затронет все сферы жизни. Любой другой известный человеку способ хранения данных концептуально находится на другом уровне уязвимости: рукопись сжигается, сейф ломается, отдельно взятый компьютер уничтожается. Классический пример работы технологии блокчейн — образование: информация о дипломах и прочих достижениях может быть доступна откуда угодно, и не получится что-то скрыть или изменить.

Пётр Левич, директор департамента взаимодействия науки, технологий и общества Московского технологического института, основатель Future Foundation

Есть состояние вертикального и горизонтального мира. Некогда пришёл Сноуден и сказал: «Ребята, за вами следят», и обществу это не понравилось. Эта история не про блокчейн, а про противоречия между вертикалью и горизонталью. Вот блокчейн — это горизонталь, и эту технологию рассматривают с точки зрения анархизма.

Одни и те же технологии эксплуатируются государством, то есть вертикалью, для усиления контроля, а горизонталью — для развития таких ценностей, как приватность и свобода. В блокчейне нет главного, а изымание элемента ломает всю сеть, поэтому он позволяет на фундаментальном уровне построить большую систему.

Например, криптоконституция, где человек становится гражданином виртуального государства. Сейчас ему это ничего не даст, с виртуальным паспортом он не может получить визу и ездить куда-то, но это уже ближайшее будущее. С помощью блокчейна могут воплотиться идеалы космополитизма: виртуальное правительство, распределённое государство. Наступит время, когда территориальность будет не важна. Будет пять блокчейн-конституций, и человек сам выберет ту, которая ему по вкусу.

Также с помощью блокчейна можно создать корпорацию, которая будет принадлежать самой себе. Как в СССР: «Кому принадлежит фабрика?» — «Рабочим». Или можно создать блокчейн Uber. Водители скидываются по 10 рублей, и все финансовые отношения управляются системой блокчейн. Водители и пассажиры не платят богатому дяде, а тратят деньги на обслуживание сервера и улучшение приложения.

Но тут возникает конфликт между иерархичностью и горизонталью. Он отвечает на очевидный вопрос: почему Россия плохо относится к криптовалюте? Потому что если человечество является держателем протокола взаимодействия (например, гражданство в виртуальном государстве), то блокчейн-конституция лишает нынешнее государство права на модерацию передвижения человека. То же самое с криптовалютой, которой никто не управляет. Для государства блокчейн и биткоин — это очевидный вектор на устранение государственности. Любой гражданин Великобритании является подданным Королевы Великобритании. А когда есть блокчейн-конституция, то человек никому не принадлежит и является подчинённым самого себя. Из-за этого блокчейн одновременно поднимает юридические вопросы и вопросы финансовой ответственности, на которых нужно ещё искать ответы.

ПРИМЕРЫ УПОТРЕБЛЕНИЯ

ТАК ГОВОРИТЬ ПРАВИЛЬНО

Позавчера он захотел открыть нотариальную контору, но вчера узнал о блокчейне и передумал. (Пояснение: человек решил не становиться нотариусом, так как знание о блокчейне дало ему понимание того, какие профессии вскоре будут не востребованными. Ведь нотариус заверяет подлинность документов, а при использовании блокчейна это не нужно). (Сергей Нугаев)

ТАК ГОВОРИТЬ НЕПРАВИЛЬНО

Мы тут с друзьями решили тайный кружок организовать — работает как блокчейн. (Пояснение: в общем и целом посыл сообщения ясен. Но в такой контекст блокчейн вписать нельзя, поскольку по сути своей технология блокчейн исключает человеческий фактор и направлена на вычёркивание принятия решений человеком при передаче и хранении данных). (Сергей Нугаев)

Текст: Александра Сивцова