Кейси Риас — о кодинге для художников, философов и учёных

«Давайте думать о кодинге так же, как принято думать о сырье, из которого можно создать что-то реальное».

Фото: Полина Савинова / Институт «Стрелка»

Кейси Риас — художник и один из разработчиков Processing — популярного языка программирования. Бесплатный и открытый инструмент для художников, дизайнеров и исследователей, Processing был создан Кейси и дизайнером и консультантом по разработке программного обеспечения Беном Фраем в 2001 году. Processing позволяет людям, не обладающим навыками профессионального программиста, писать код и получать мгновенный результат в виде скетчей. Язык прост в изучении и используется в дата-аналитике, медиаискусстве и кинопроизводстве. В марте Кейси проведёт в Москве двухдневный воркшоп, в ходе которого участники научатся разговаривать с помощью кода. Strelka Magazine спросил Кейси Риаса, каким образом Processing борется с мизогинией, что не так с существующими профессиональными программами и как при помощи кода обратить архитектуру в визуальное искусство.

— Что привело к созданию языка Processing, и какие проблемы он должен был решить? Похоже, Processing одинаково подходит художникам, философам и учёным, стремящимся найти новые возможности творчества и самовыражения.

— Мы запустили Processing в 2001 году, чтобы познакомить мир изобразительного искусства с методами мышления компьютерной науки. Эта традиция языков программирования, доступных непрофессионалам, была заложена созданием BASIC в 1960-е годы. Processing развивает её, поставив во главу угла визуальные средства передачи информации.

Писать код обычно учат при помощи математических упражнений. Этот метод особенно подходит «физикам», а у гуманитариев может вызывать сложности. Программирование также часто преподают так, будто все ученики стремятся стать компьютерными гениями. Только когда код рассматривают как способ мышления, применимый к множеству областей, возможна иная методика преподавания, меняется весь контекст.

Учить код — это как учить новый язык: нужно о чём-то на нём говорить. Как мы будем использовать код? Для обсуждения математики, архитектуры или экономики? Или, может быть, биологии, рисования или статистики? Широкое понимание кода позволяет оставить позади ограничения чисто технических полей и перейти в поля культурные и гуманитарные. Это открывает альтернативный подход к классическим элементам компьютерной науки: переменным, условным инструкциям, циклам.

Processing создавался как цифровой альбом, лучше всего подходящий для быстрого, итеративного формата работы. Язык адаптирован для написания простых программ, набросков идей и позволяет мгновенно увидеть результат.

— Как программирование и Processing изменяют наше восприятие изобразительных искусств и визуального в целом?

— Наше восприятие разделяется на социальное и формальное. Говоря о формальном восприятии, программирование открывает возможности симуляции, роста и эволюции формы. Дизайн небоскрёба Phare Tower, созданный бюро Morphosis, — удачный пример. В этом здании почти каждая панель имеет уникальную форму. Это отличает дизайн Morphosis от традиционного метода строительства, где используются одинаковые строительные блоки и кирпичи. Подобный подход позволяет достичь высокой инженерной эффективности и существенной экономии энергии. Речь идёт о новом типе строений.

— Processing можно использовать с целью генерации изображений, сбора и анализа данных. Вы наблюдали огромное количество способов его применения. Какой из них вы находите наиболее необычным?

— Я не стану перечислять конкретные примеры, но назову несколько областей, в которых Processing неожиданно для нас нашёл применение. Например, ряд университетов использует его для преподавания общих навыков программирования. Processing создавался как нечто противоположное компьютерным наукам, а в итоге стал предметом их изучения. Другой неожиданной областью применения стала архитектура. Я считаю, что студия Kokkugia и другие фирмы смогли найти отличное использование Processing. С помощью написанных на языке симуляций они изучают архитектурную площадку и пространство вокруг неё.

Kokkugia — Дом на отвесе скалы / Дизайнер: Роланд Снукс

Работая над Processing, мы и не думали, что язык станут использовать в разработке конструкций и 3D-печати. При помощи него создаются музыкальные клипы — это вообще за пределами того, что мы могли себе представить. Подобное разнообразие применения прежде всего связано с его статусом открытого программного обеспечения. Это позволяет всем желающим дополнять и подстраивать его, находить ему новые применения. Этот потенциал развития был заложен в основу дизайна Processing.

Processing разрабатывался прежде всего для создания полноэкранных двух- и трёхмерных генеративных и интерактивных изображений. Работа с ними происходит в режиме реального времени. До нашей встречи и я, и Бен занимались работой с изображениями, поэтому изначально Processing разрабатывался именно под эти цели. И всё, что выходит за их границы, уже расширяет изначальные идеи, заложенные в язык.

— Основу визуальной культуры сегодня составляет программное обеспечение. Можно ли сказать, что Processing — это один из способов того, как культура становится визуальной? Что всё что угодно может быть средой передачи сообщений?

— Сегодня происходит развитие новых информационных сред, но вместе с этим возникают и новые каналы и платформы дистрибуции. Я рассматриваю языки программирования как физические материалы. Софт в самом общем понимании находится на подъёме, и работа в этой среде осуществляется с использованием этих материалов.

Как и многие другие технологии, программное обеспечение предлагает невероятные вещи, но в то же время является опасным и пугающим. Сейчас в отношении между медиа и архитектурой наступил удивительный момент: появляются новые материалы, с которыми необходимо работать. Например, в последнее десятилетие LED-технологии получили широкое распространение, и теперь любую поверхность можно использовать под нужды медиа. И назад пути уже нет. В масштабах города использование LED-экранов сосредоточено в коммерческих центрах, но этот тренд явно скоро выйдет за их пределы.

— Этот сдвиг требует возникновения новой грамотности. Что мы как исследователи и создатели культурного контента должны изучать, создавать и разрабатывать?

— Код позволяет строить и разрабатывать радикально иными путями, создавать конструкции абсолютно иначе, нежели мы привыкли за тысячи лет. Я всегда видел свою задачу в продвижении более глубокого понимания программирования. Я считаю, что современная грамотность требует в том числе умения читать и писать код. Меня беспокоит то, что дизайнеры склонны использовать программы, разработанные для них компаниями. В любой профессиональной программе, где задачи решаются кликами мышки, существует предвзятость. Они просты в использовании, но не позволяют обрести полный контроль над средой. Как будто вас заставляют строить из подготовленных стандартных блоков, вместо того чтобы дать вам доступ к полному набору материалов. А чтобы писать программы, нужно уметь писать код. Я не верю, что каждый должен обладать знаниями профессионального дизайнера или программиста, но я считаю, что важно понимать, как работает программное обеспечение. Хотя бы чтобы не упираться в ограничения созданных кем-то программ.

Сгенерированный при помощи звука ландшафт / Использованный трек: Akufen — Even White Horizons

— Вы сказали, что люди должны уметь писать и читать код. Но в целом многие вполне удовлетворены работой с заточенными под их нужды программами. Так ли уж необходимо понимание, как эти программы устроены?

— Эти программы ограничивают реальные возможности, вынуждая пользователей довольствоваться рамками их функционала. Кодинг не ограничивается стандартным набором функций. Когда архитекторы задаются целью расширить границы возможного, они пытаются взглянуть на вещи так, как на них не смотрел ещё никто. В подобной ситуации использование стандартных программ стало бы преградой. Многие передовые студии нанимают профессиональных программистов, чтобы избежать стеснений в изучении новых форм и структур.

Но, конечно, существует иной тип архитектуры, который не заинтересован в создании радикально новых строений, — в таком случае программы можно использовать иначе, более прагматичным образом. Информационное моделирование зданий (BIM) позволяет студиям лучше передавать свои идеи заказчикам и помогает в процессе строительства.

В центре моих интересов всегда лежало открытие новых возможностей. Моя идеология во многом опирается на концепт FOSS, свободного и открытого программного обеспечения. FOSS подразумевает наличие открытого кода и его общественное использование. Разные люди могут принимать участие в работе над кодом, учиться друг у друга и делиться информацией.

— Можно ли написанием кода разрешить проблемы бедности или голода?

— Processing не решает социальные проблемы сам по себе. Моя позиция такова, что Processing способен воздействовать на отдельные личности, а значит может иметь и социальное влияние. Он служит помощником в достижении индивидуальных целей и в лучшем понимании мироустройства.

Возьмём нечто общедоступное, но влияющее на жизни множества людей — схемы транспортного движения. При помощи кода можно создать симуляцию и увидеть, что произойдёт, если все машины и поезда будут двигаться одновременно. Новообретённое понимание позволяет использовать эту модель в дальнейших симуляциях, например при анализе иммиграционных или экономических паттернов. Наблюдение симуляций позволяет иначе взглянуть на то, как работает мир вокруг нас.

Chronograph, 2011 / Кейси Риас, Тал Роснер

Я нахожу опасным, что порой сложные вещи, требующие долгого тщательного размышления, упрощаются до такой степени, что утрачивают всю определяющую их сложность и многогранность. Программирование учит оперировать несколькими источниками информации одновременно. Это помогает лучше организовывать мысли.

Под образованным гражданином мы подразумеваем человека, который разбирается в происходящем, способен к критическому мышлению и изъявляет свою волю с помощью свободы слова. Поэтому мне кажется, что навык программирования — это один из составляющих элементов современной грамотности, наравне с пониманием истории, навыками чтения, анализа прочитанного и критическим мышлением. Умение составлять код развивает логическое мышление и способность разбираться в сложных концепциях. Программирование содействует лучшему пониманию мира, в котором мы живём.

Работая над Processing, мы вкладываем много усилий в доступность языка и обучение пользователей. Перед нами стоит большая социальная проблема: в сфере технологий и программирования слабо представлены меньшинства. Поэтому доступность разрабатываемых инструментов — одна из важнейших миссий Processing. Мы стремимся привлечь людей, лишённых возможностей образования, а также тех, кто не идентифицирует себя со стереотипами или культурой программирования. Наша сфера в целом страдает мизогинией: многие женщины чувствуют себя некомфортно в IT-компаниях и в период профессионального обучения, для них эта среда кажется чуждой. Мы стремимся, чтобы как можно больше людей ощутили свои способности к работе с кодом и обрели уверенность благодаря предлагаемой программированием модели мышления.

— Учитывая развитие культуры программирования, как будет выглядеть новая среда десять лет спустя?

— Последние десятилетия много обсуждений было посвящено тому, как соотносятся «виртуальное» и «реальное», или «материальное» и «виртуальное». Сегодня мы находимся в точке, где всё взаимосвязано. Мы ощущаем мир сквозь наши тела, а они не всегда способны отличить информацию, поступающую из нашего физического окружения, от информации, идущей сквозь иные каналы.

Вопрос, как будет выглядеть наша среда через десяток лет, менее интересен, чем вопрос, как изменится её восприятие. Множество людей упорно работают над созданием виртуальных пространств, дополненной реальности. Но наше окружение уже дополнено тысячами технологий, созданными на протяжении человеческой истории. Я не думаю, что мир претерпит радикальные изменения; как говорил Уильям Гибсон: «Будущее уже наступило — просто оно ещё неравномерно распределено». Некоторые места не изменятся и через десять лет — отправившись туда в 2027 году, вы будете чувствовать себя там точно так же, как и сегодня. При этом другие места изменятся до неузнаваемости. Возможно, я несколько часов в день буду проводить в дополненной реальности — ровно так же, как сегодня я провожу часы за экраном компьютера. Возможно, я стану частью нескольких виртуальных пространств. Кто-то будет проводить в виртуальном мире многие часы своей жизни, а кто-то не пробудет и секунды — как сегодня кто-то тратит долгие часы за Minecraft или в других игровых мирах, а кто-то нет. Для всех будущее будет разным. Новая среда относится прежде всего к среде программной и в меньшей степени к физическим пространствам. Наибольшие изменения произойдут именно здесь.

Текст: Екатерина Арье, Филипп Качалин

Подпишитесь на рассылку
Strelka Magazine

Самые интересные статьи каждую неделю