29 книг об оттепели в СССР

Пока в Москве готовятся снести все хрущёвки, Strelka Magazine вспоминает, в каких исторических и культурных условиях эти дома были спроектированы.

VI Всемирный фестиваль молодежи и студентов / Vostock-Photo

«Унаследованный дискурс: Парадигмы сталинской культуры в литературе и кинематографе оттепели»

Александр Прохоров
Академический проект, 2008

В этом исследовании рассматривается переход ключевых метафор, определяющих темы художественных произведений сталинского времени, в литературу оттепели. Ключевой вопрос исследования — почему, несмотря на десталинизацию, основные повествовательные модели оттепели остались теми же, а писателей и режиссёров по-прежнему волновали «положительные герои», образ семьи и война, о которой не должен забывать истинный советский человек.


«Прерванная революция»

Александр Стыкалин
Новый хронограф, 2003

Историк Александр Стыкалин на основе документов и архивных данных разбирается в том, что случилось в братской Венгрии в 1956 году. Цель учёного — показать, в каких политических условиях принимались все решения КПСС по венгерскому вопросу, который в итоге советская власть решила с помощью силового вмешательства.





«Хрущёв»

Уильям Таубман
Молодая гвардия, 2008

В феврале 1956 года глава СССР Никита Сергеевич Хрущёв выступил на XX съезде КПСС с докладом «О культе Сталина», после которого в Союзе наступило десятилетие оттепели. В середине 1950-х началась реабилитация некоторых политзаключённых, ослабление цензуры, на родные земли могли вернуться народы, депортированные в 1920–1930-е годы, изменилось трудовое законодательство (отмена уголовной ответственности за прогул), в 1958 году из Уголовного кодекса убрали понятие «враг народа», а в 1961 году тело Сталина убрали из мавзолея и перезахоронили. Жизненный путь Хрущёва реконструировал американский историк Уильям Таубман, который собрал под одной обложкой беседы с близкими к Хрущёву людьми, архивные материалы, позволяющие читателю вместе с автором обдумать роль генсека в массовых репрессиях, реформах сельского хозяйства, освоении космоса и многое другое. После публикации в 2003 году книга Таубмана получила Пулитцеровскую премию.

«Телесность — Идеология — Кинематограф»

Татьяна Дашкова
Новое литературное обозрение, 2013

Оттепель принесла перемены и в представление о теле советского человека. Культуролог Татьяна Дашкова изучает визуальную культуру — кинематограф и фотографии — в стремлении ответить на вопрос, как появляются образцы для подражания и стереотипы повседневного поведения у жителей СССР. В сборнике периоду оттепели посвящена статья «Границы приватного в советских кинофильмах до и после 1956 года: проблематизация переходного периода». Кроме того, всем интересующимся стоит обратить внимание и на исследование Дашковой «„Стриптиз нам не нужен, но и чересчур закрываться тоже не следует!“: трансформация института моды сквозь призму советского кинематографа 1950–1960-х гг.», опубликованное в 137-м номере журнала «НЛО».

«VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Москва. 1957. Фотокаталог»

Мударис Валеев, Марат Валеев
Удмуртский издательский дом, 2013

В 1957 году в Москве проходил VI Фестиваль молодёжи и студентов. Именно тогда свои современные названия получили проспект Мира и гостиница «Украина». На дорогах хрущёвской Москвы появились венгерские «икарусы» — автобусы, которые в 1990-е развозили челноков и товары по всей России. Только в середине оттепели на советском телевидении могла появиться передача «Вечер весёлых вопросов», которую потом взяли на вооружение КВН. Во время международного кинофестиваля награды в кинотеатре «Ударник» получали молодые кинематографисты — Анджей Вайда и Луи Маль. На столичных улицах всё чаще встречались люди в джинсах и кедах, а молодёжь слушала рок.

«Хрущёвская оттепель. 1953–1964 гг.»

Александр Пыжиков
Олма-Пресс, 2002

В своём исследовании историк Александр Пыжиков проводит ревизию политических событий оттепели и отвечает на следующие вопросы: каким было первое поколение граждан СССР после смерти Сталина, как изменился главный, если не сказать единственный политический орган в СССР — коммунистическая партия, и почему так важен стал национальный вопрос?






Soviet Space Mythologies: Public Images, Private Memories, and the Making of a Cultural Identity

Вячеслав Герович
University of Pittsburgh Press, 2015

4 октября 1957 года с территории СССР запустили первый искусственный спутник Земли, 12 апреля 1961 года в космосе оказался Юрий Гагарин. В советском обществе появились новые герои: инженер космических кораблей и космонавт — покорители внеземных пространств, профессии, о которых мечтали дети. Про мифы и реальность космической программы СССР в своей книге рассказывает Вячеслав Герович — преподаватель истории математики в Массачусетском технологическом институте.



«Мужчина и женщина: Тело, мода, культура. СССР — оттепель»

Наталья Лебина
Новое литературное обозрение, 2014

Иосиф Бродский вспоминал, что когда парочки уединялись в одной из комнат родительских квартир, то «по традициям интима 1960-х годов звучала музыка И.-С. Баха». Книга историка Натальи Лебиной — гендерный взгляд на оттепельные годы, результат многолетней архивной работы с дневниками, письмами советских людей и официальными документами эпохи. Исследователь сравнивает представление о мужчинах и женщинах в эпоху частичного разрушения гендерного порядка в тоталитарном обществе. Главный вопрос — как изменилась интимная жизнь советского человека, существовавшего под воздействием партийных директив и культуры свободного десятилетия.

«Политика литературы — поэтика власти»

Новое литературное обозрение, 2014

«Стихи надо писать так, что если бросить стихотворением в окно, то стекло разобьётся», — писал в начале мрачных 1930-х поэт Даниил Хармс. Отношение письменных и устных словесных практик с советской политикой складывались более разрушительно: разбивались жизни, вымарывались тысячи идей и слов. В этом сборнике литературной политике в оттепельные годы посвящена статья Сьюзен Иконен «Не соцреализмом единым: Обсуждение романа Владимира Дудинцева „Не хлебом единым“ в Советском Союзе в 1956–1957 гг.».


«Отмытый роман Пастернака. „Доктор Живаго“ между КГБ и ЦРУ»

Иван Толстой
Время, 2009

Сегодня школьники читают роман Бориса Пастернака «Доктор Живаго» в старших классах. Первая публикация этого запрещённого в СССР текста состоялась на итальянском в 1957-м, потом роман перевели на французский, английский и другие языки. Историк холодной войны журналист Иван Толстой в своём исследовании рассказывает о версиях (не)причастности ЦРУ к публикации произведения. Он реконструирует приключения одной книги в советской стране и на Западе, напоминая, что запрет романа — лишь часть айсберга, в основании которого исковерканные судьбы авторов и читателей.

«Художник Оскар Рабин: Запечатлённая судьба»

Алек Эпштейн
Новое литературное обозрение, 2015

Первый иностранец, купивший картину Оскара Рабина, американский журналист, не смог донести покупку домой, потому что был задержан советской милицией. В конце 1950-х авангардный художник вместе с поэтом и художником Евгением Кропивницким основали Лианозовскую творческую группу. Поэты и художники собирались в барачной квартире Рабина у железнодорожной станции. В книге Алека Эпштейна читатель найдёт частный взгляд художника на послесталинскую культуру, множество архивных фотографий Рабина и его круга, репродукции работ и свидетельства о творческой группе, повлиявшей на последующие поколения художников и литераторов в СССР и России.

«Моя Маяковка»

Рубина Арутюнян
Магазин искусства, 2002

Около только что установленного памятника Маяковскому с конца 1950-х до 1961 года собиралась неформальная молодёжь столицы и читала стихи, содержание которых не соответствовало советской идеологии. Участники этих самоорганизующихся собраний, среди которых была и Рубина Арутюнян, дали начало диссидентскому движению в Советском Союзе.




«„Оттепель“, „заморозки“ и студенты Московского университета»

Ольга Герасимова, послесловие — Дмитрий Андреев
АИРО-XXI, 2015

Публичная жизнь студента МГУ в оттепельные годы — комсомольские конференции, кружки и группировки, которые хотят сами определять своё настоящее и будущее: от питания в студенческой столовой до содержания лекционных курсов. Физики и лирики сообща создавали студенческие театры и стенгазеты, но тяга к свободе и самоорганизации редко поощрялась в тоталитарных государствах. В своей книге Ольга Герасимова рассказывает не только про разрешённую активность советской молодёжи, но и про дело сестёр Ляпуновых, появление литературного сообщества СМОГ и других организаций, которые не могли долго существовать в советской идеологии.

The Thaw: Soviet Society and Culture During the 1950s and 1960s

Денис Козлов, Элеонора Гилберд
University of Toronto Press, 2013

Денис Козлов и Элеонора Гилберд собрали сборник исследований культуры оттепели, в котором затронуты такие темы, как наследия ГУЛАГа, сталинские репрессий против советского народа, кинокультура хрущёвских лет и восприятие оттепели на международной арене. Кроме того, в сборнике опубликована статья Дениса Козлова, посвящённая исследованию читательских писем в редакцию журнала «Новый мир».




«Эстетика „оттепели“. Новое в архитектуре, искусстве, культуре»

Российская политическая энциклопедия, 2013

За десять лет оттепели в советской архитектуре произошли почти тектонические изменения. Формировался стиль «советского модернизма»: с 1958 года на Поклонной горе начал возводиться парк Победы (архитектор Лев Кербель), а с 1960 по 1967 год на улице Академика Королёва создавалась телевизионная башня «Останкино» (архитектор Алексей Баталов). В сборнике показана история оттепельного стиля, частично сохранившегося в облике современной Москвы и других городов России и Восточной Европы.



«60-е. Мир советского человека»

Пётр Вайль, Александр Генис
Corpus, 2013

Как писал Евгений Евтушенко, над кроватью шестидесятников висели три портрета: Хрущёв, Иисус и Кастро. Эссе о психологической жизни советских граждан в 1960-х создавали публицисты Петр Вайль и Александр Генис в таком режиме: «Разделив 24 главы будущей книги по жребию (и я не скажу, кому какая досталась), мы отвели на каждую по месяцу. Пока один, погрузившись по уши в материалы, писал свой урок, второй зарабатывал деньги — на „Радио Свобода“, в калифорнийской газете „Панорама“ и всюду, где хоть что-то платили. Гонорар складывался и делился пополам». Так Вайль и Генис в перестроечные годы написали историю самого романтического поколения СССР.

«Гадюшник. Ленинградская писательская организация: Избранные стенограммы с комментариями (Из истории советского литературного быта 1940–1960-х годов)»

Михаил Золотоносов
Новое литературное обозрение, 2013

Жизнь советских писателей сохранилась в стенограммах и протоколах собраний ленинградской писательской организации за 1940–1960-е годы. В книге Золотоносова собраны обсуждения советскими писателями Ахматовой и Зощенко в 1954 году и тексты о борьбе с космополитизмом в 1949 году. Среди опубликованных источников — свидетельства травли Ольги Берггольц, Бориса Пастернака, Иосифа Бродского, Александра Солженицына.



«Режиссёры-шестидесятники»

Полина Богданова
Новое литературное обозрение, 2010

Олег Ефремов, Марк Захаров, Юрий Любимов, Георгий Товстоногов, Пётр Фоменко, Анатолий Эфрос — известные сегодня театральные режиссёры, первые спектакли которых появились именно благодаря оттепели. Как и другие шестидесятники, герои этой книги верили в «социализм с человеческим лицом», который продлился недолго.





«„Новый мир“ во времена Хрущёва: Дневник и попутное (1953–1964)»

Владимир Лакшин
Книжная палата, 1991

«Новый мир» — самый популярный журнал хрущёвской оттепели. Его тиражи колебались от 80 тысяч до 140 тысяч экземпляров, цена одного номера после девальвации рубля в 1961 году составляла 70 копеек за экземпляр. На посту главного редактора друг друга сменяли поэт и борец с безродными космополитами Константин Симонов и автор «Василия Тёркина» Александр Твардовский, опубликовавший «Один день Ивана Денисовича». Книга Владимира Лакшина — дневниковые записи доктора филологических наук, работавшего в редакции журнала «Новый мир».


«Народный протест в хрущёвскую эпоху»

Эрик Кулевиг
АИРО-XXI, 2009

Хрущёвская эпоха, как и остальные периоды советской истории, не избежала народных волнений. В своём исследовании Кулевиг фиксирует общественный протест на всех уровнях социальной жизни: отклики советских людей на письмо ЦК КПСС парторганизациям «Об усилении политической работы партийных организаций в массах и пресечении вылазок антисоветских, враждебных элементов», жалобы «Дайте нам достойное жильё!», обсуждение программы КПСС 1961 года. Заканчивается книга рассказом о восстаниях (полит)заключённых в лагерях СССР в Караганде и Новочеркасске.

«Легенды Москвы времён оттепели»

Татьяна Умнова
АСТ, 2015

В этой книге собраны истории знаменитых шестидесятников — Беллы Ахмадулиной, Льва Ландау, Роберта Рождественского и других. Удивительным и редким кажется экстравагантное поведение хрущёвского поколения: читателей Хемингуэя, которые общались с иностранцами, иногда думали вслух и верили в глобальное потепление на политическом и культурном фронте СССР.





«„Ожиданье большой перемены“: биография, стихи и проза Булата Окуджавы»

Ольга Розенблюм
РГТУ, 2013

Биография Булата Окуджавы, собранная из архивных документов и интервью, под аналитическим взглядом филолога Ольги Розенблюм превращается в историю всех шестидесятников. Оттепель невозможно представить без стихов, песен и прозы Окуджавы, превращающего своё детство и военную юность в летопись поколения, которое встретило победу в войне, но так и не дождалось переворота в повседневной жизни. Кажется, все надежды шестидесятников остались в их произведениях и коротком десятилетии, отведённом оттепели.


«Анатомия Карибского кризиса»

Степан Микоян
Academia, 2006

Карибский кризис — один из самых напряжённых конфликтов в политической истории XX века. В октябре 1961 года США разместили ядерное оружие в Турции, а СССР — воинские части, баллистические и тактические ракеты на Кубе. Автор исследования — сын Анастаса Микояна, одного из главных доверенных лиц Хрущёва. Для разрешения Карибского кризиса именно Микоян вёл переговоры с Фиделем Кастро и Джоном Кеннеди.



«Берлин 1961. Кеннеди, Хрущёв и самое опасное место на Земле»

Фредерик Кэмп
Центрполиграф, 2013

Президент Атлантического совета внешнеполитических исследований США Фредерик Кемп на основе материалов из американских, немецких и советских архивов разбирается в причинах одного из самых опасных эпизодов холодной войны, военной гонки двух держав — США и СССР. Основной исследовательский вопрос — что сделали для возведения в 1961 году берлинской стены титаны мировой политики XX века: Хрущёв, Кеннеди, Ульбрихт и Аденауэр.



«„Кровоизлияние в МОСХ“, или Хрущёв в Манеже 1 декабря 1962 года»

Юрий Герчук
Новое литературное обозрение, 2008

1 декабря 1962 года Никита Хрущёв в компании Михаила Суслова и других советских чиновников посетил художественную выставку в Манеже. Глава СССР почти закончил осмотр экспозиции и собирался покинуть выставочное пространство, но подчинённые попросили Хрущёва посмотреть ещё раз на работы молодых художников, студийцев Элия Белютина, который обучал и оберегал творческую молодёжь, ориентированную на авангард и западное искусство в СССР. Абстрактные работы студийцев Хрущёв назвал мазнёй: основной критике подверглись картины Юлия Соостера, Владимира Янкилевского и Бориса Жутовского. На следующий день после выставки «Правда», главное печатное СМИ в Стране Советов, опубликовала разгромную статью, в которой осуждались формализм и абстракционизм. Через полвека, в 2012 году, прошла выставка «те же в Манеже». В книге выдающегося искусствоведа Юрия Герчука собраны документы, освещающие событие в Манеже с точки зрения их участников и свидетелей, одним из которых был сам автор.

«Цена метафоры, или Преступление и наказание Синявского и Даниэля»
Книга, 1990

Политический и нравственный климат оттепели во многом определил судебный процесс (1965–1966) над писателями Андреем Синявским (Абрам Терц) и Юлием Даниэлем (Николай Аржак). Их обвиняли в передаче с помощью дочери военно-морского атташе Франции своих произведений, «порочащих советский государственный и общественный строй», за границу и последующую публикацию. Писатели не признали своей вины: Даниэль получил пять лет лагерей, Синявский — семь лет колонии строгого режима. Вопрос о том, как КГБ удалось раскрыть авторов, спрятавшихся от советской цензуры за псевдонимами, остаётся открытым. Среди версий бытует мнение Евгения Евтушенко о том, что ЦРУ решило выдать советских диссидентов и тем самым отвлечь внимание западного мира от внешней политики США во Вьетнаме. В книгу включены обращения с протестом против ареста писателей и суда над ними: телеграммы и письма поступали из разных уголков планеты — от деятелей культуры Индии до ПЕН-клуба. Также в этом издании опубликованы произведения Николая Аржака и Абрама Терца и публичные обращения советской интеллигенции к правительству, Союзу писателей и лично к Михаилу Шолохову, который открыто осуждал Синявского и Даниэля.

«Поколение оттепели»

Людмила Алексеева
Захаров, 2006

В книге Людмилы Алексеевой — редактора, участника правозащитной организации Московско-хельсинкской группы — рассказывается о правозащитном движении и общественных протестах с конца оттепели — ареста и осуждения в 1966 году писателей Синявского и Даниэля) — до краха Советского Союза. Среди собеседников Алексеевой — писатель Александр Солженицын и академик Андрей Сахаров — нобелевские лауреаты, защищавшие интересы политических заключённых и их семей в СССР.




«Во чреве мачехи, или Жизнь — диктатура красного»

Наталья Шмелькова
Лимбус Пресс, 1999

В книге воспоминаний свидетель культурной волны 1960-х Наталья Шмелькова — последняя любовь Венедикта Ерофеева — рассказывает про свои встречи с автором поэмы «Москва — Петушки». Другие герои её повествования — четыре известных представителя неофициального русского искусства 1960–1970-х годов: Леонид Губанов — поэт, лидер творческого объединения СМОГ («Самое молодое общество гениев»), а также авангардные художники Анатолий Зверев, Евгений Кропивницкий и Владимир Яковлев.



«Полдень. Дело о демонстрации 25 августа 1968 года на Красной площади»

Наталья Горбаневская

Новое издательство, 1970

Восемь человек 25 августа 1968 года вышли на Красную площадь в знак протеста против ввода советских войск в Чехословакию. Диссиденты, среди которых была поэт и переводчик Наталья Горбаневская, в полдень развернули плакаты: «Мы теряем лучших друзей», «At’ žije svobodné a nezávislé Československo!» («Да здравствует свободная и независимая Чехословакия!»), «Позор оккупантам!», «Руки прочь от ЧССР!», «За вашу и нашу свободу». Участников демонстрации сопроводили в отделение милиции и побили. В ходе судебного заседания определить авторство плакатов не удалось. Часть осуждённых признали невменяемыми и поместили в спецпсихбольницы, остальных ждали тюремные сроки. В начале своей книги Горбаневская приводит публикации из советских СМИ, обращения Чехословацкой академии наук и другие документы, показывающие советскую реакцию на оккупацию Чехословакии. Автор описывает хронику демонстрации, обыски у диссидентов, публикует расшифровки судебных заседаний, описывает психэкспертизу. В книгу включены тексты других правозащитников по поводу судебного процесса. Горбаневская также публикует переписку с мамой из тюрьмы и психбольницы, несколько стихотворений и фотографии демонстрантов.

Для тех, кто всё прочитал и хочет больше:

«Юные коммунары, или Крестовый поход детей: между утопией декларируемой и утопией реальной» — статья Дарьи Димке, в которой анализируется коллективный и творческий подход в воспитании молодёжи, например в лагере «Орлёнок». Исследование можно найти в сборнике «Острова утопии: Педагогическое и социальное проектирование послевоенной школы (1940–1980-е)» издательства «Новое литературное обозрение».

«Авторская песня как жанровая лаборатория „социализма с человеческим лицом“» — статья Росена Джагалова в переводе поэта Александра Скидана, ключевой текст о зарождении бардовской песни в СССР, материал опубликован в № 100 журнала «Новое литературное обозрение».

Die Spur des Sputnik Kulturhistorische Expeditionen ins kosmische Zeitalter von Igor J. Polianski (Hg.), Matthias Schwartz (Hg.) — исследование Игоря Полянского и Матиаса Шварца посвящено космической программе СССР; 4 октября 1957 года спутник Страны Советов покинул земную атмосферу, а вместе с этим изменились коллективные представления о времени и пространстве.

«Утопия», журнал «Сеанс» № 59/60 — несбывшимся идеям 1960-х посвящены статья Виктора Филимонова «Кино оттепели и утопия общего братства» и работа Станислава Львовского «Советский штурм космоса. Завоевание рая».

« Положение русской православной церкви в эпоху хрущёвской оттепели» — статья Любови Сосковец, в которой описываются причины ужесточения отношений между хрущёвской властью и церковью в СССР, когда православные храмы стали чаще снимать с регистрации и закрывать, служителей церкви обвиняли в получении дохода от продажи предметов культа.

Текст: Сергей Сдобнов

В подготовке материала принимал участие кандидат филологических наук профессор НИУ ВШЭ Илья Кукулин.