Отрывок из книги: «Горожанин: Что мы знаем о жителе большого города»

Как изучать городские племена.

Фото: Институт «Стрелка»

С 15 мая в книжных магазинах России появится новый сборник издательства Strelka Press — «Горожанин». Можно ли создать обобщённый образ жителя большого города? Не только можно, но и нужно, полагают составители. Несмотря на то что основной признак мегаполиса — это разнообразие, портреты москвича, саратовца, екатеринбуржца, ньюйоркца и парижанина необходимы, чтобы сделать город удобным и отвечающим на самые сложные запросы жителей. В преддверии выхода сборника Strelka Magazine публикует отрывок из статьи антрополога Михаила Алексеевского «Городская антропология. От локальных „племён“ к глобальным „потокам“».

ГОРОЖАНЕ КАК АБОРИГЕНЫ

Современный город, казалось бы, максимально далёк от традиционного объекта интереса антропологов — малых народов и экзотических племён. Однако использование именно этой исследовательской оптики стало главным конкурентным преимуществом антропологического подхода. Изучением особенностей личности успешно занимались психологи, общество в целом было предметом интереса социологии, а для антропологов основным предметом изучения в городах стали сообщества, чем-то напоминавшие городские племена.

Карта Ньюберипорта, 1880 год / источник: wikipedia.org

По своему происхождению антропология связана с колониализмом. Во второй половине XX века территория Британской империи росла: колоний становилось всё больше, а управлять ими — всё труднее. При взаимоотношениях колониальной администрации с аборигенами часто возникали «трудности перевода», поэтому сформировался запрос на научную дисциплину, которая изучала бы социальные и культурные аспекты жизни «примитивных обществ», стоявших, как тогда было принято думать, на более низкой ступени эволюции, чем цивилизованные европейцы. Хотя большинство британских антропологов того времени избегало напрямую работать на колонизаторов, пытаясь сохранить академический нейтралитет, полученные ими знания о социальной иерархии, быте и культуре малых народов активно использовались при управлении колониями. Следует отметить, что у многих современных антропологов колониальное прошлое дисциплины вызывает чувство вины и стыда, поэтому сейчас всё бóльшую популярность завоёвывает активистская антропология, по смыслу полностью противоположная колониальной: в рамках этого направления науки антропологи с помощью своих исследований стремятся отстаивать права и интересы изучаемого сообщества.

Однако в эпоху зарождения антропологии всё было по-другому. Так как речь шла об изучении народов, очень непохожих на европейцев, то для их полноценного изучения было необходимо много времени и требовались специальные способы сбора материала. Это определило методологию антропологических исследований; например, одним из главных способов сбора материала для антропологов стал метод включённого наблюдения, когда учёный долгое время живёт вместе с членами изучаемого сообщества и пытается принимать активное участие во всех их действиях, параллельно записывая свои наблюдения.

Многие десятилетия заветной мечтой большинства антропологов было уехать куда-нибудь на край света, где вдали от цивилизации живут представители какого-нибудь исчезающего народа, и годами неспешно изучать их быт, обычаи и культуру. Понятно, что, руководствуясь такими устремлениями, антропологи долгое время совершенно не были заинтересованы в том, чтобы изучать города. Исключением из этого правила стала деятельность американского учёного Уильяма Ллойда Уорнера, который одним из первых начал использовать методы антропологии для изучения городских сообществ.

Открытка, Ньюберипорт, 1880-е гг

Первоначально карьера молодого антрополога складывалась вполне традиционно: он три года провёл в Австралии, изучая быт местных племён, а затем обобщил собранные материалы в книге «Чёрная цивилизация: социальное исследование одного австралийского племени». Однако ещё в Австралии Уорнер признавался коллегам: «Основная цель моих исследований примитивного человека — в том, чтобы лучше познать человека современного».

После возвращения из Австралии в 1929 году учёный решает с помощью антропологических методов исследовать современное американское общество, выбрав в качестве объекта изучения какой-нибудь типичный маленький город. Именно таким ему показался Ньюберипорт в штате Массачусетс, один из старейших городов Америки, основанный в 1735 году. Уорнер хотел сохранить анонимность своих информантов, поэтому скрывал не только их настоящие имена, но и название города, где проводилось исследование. В итоге в историю науки Ньюберипорт вошёл под вымышленным именем Янки-Сити — так его называл Уорнер во всех своих работах.

Это было одно из самых масштабных антропологических исследований города в истории науки. Только этап сбора материала длился почти 6 лет (с 1931 по 1936 год), а потом ещё два десятилетия с лишним Уорнер вёл обработку и анализ материала. Всего он выпустил пять монографий, посвящённых Янки-Сити.

Берег Ньюберипорта, 1880 год / источник: newburyhistory.org

Исследуя различные аспекты жизни Янки-Сити, Уильям Ллойд Уорнер активно использовал те методы антропологии, которые он освоил во время экспедиции в Австралии, дополняя их методами социологии: члены его команды проводили глубинные интервью, вели наблюдение за жителями, работали с документами и местной прессой, проводили короткие опросы, собирали уличные объявления, применяли экспериментальные методики. Чтобы понять, как устроена социальная иерархия Янки-Сити, команда исследователей под руководством Уорнера взяла глубинные интервью практически у всех жителей города (около 17 тысяч человек) и выстроила на основании этого материала общую схему репутаций горожан. Но, безусловно, самых больших успехов в деле погружения в жизнь города с использованием антропологического метода включённого наблюдения добился руководитель проекта, который на время исследования не только переехал в Ньюберипорт, но и женился на местной жительнице.

Новаторство Уорнера заключалось в том, что он первым из антропологов осознанно начал использовать методы этой науки для изучения американских горожан. Он верил в единство человеческой природы, поэтому был уверен в том, что при всех внешних различиях культура австралийского племени и культура провинциального американского городка в основе своей имеют общие универсальные законы человеческого взаимодействия, которые можно выявить путём сравнительного анализа. Многие яркие научные открытия Уорнера были связаны с тем, что он искал и находил в культуре современных ему горожан те системы символов, которые были хорошо известны ему по изучению «первобытных народов». Так, например, он стал одним из первопроходцев в изучении ритуалов современного общества. Если прежде ритуалы было принято считать прерогативой «примитивных этнических культур», которым нет места в «рациональной» жизни современного общества, то Уорнер сумел, взглянув на «свою» культуру как на «чужую», рассмотреть многие явления американской общественной жизни как комплексы ритуальных действий. В городских праздниках он видел ритуализацию прошлого, подробно анализировал современные формы почитания умерших и даже предвыборную кампанию кандидата в мэры города рассматривал как ритуальную драму с чётко расписанными ролями. Как антрополога его очень интересовала проблема сообщества, однако под сообществом Уорнер понимал всех жителей Янки-Сити, и, десятилетиями изучая различные аспекты социальной и культурной жизни этого типичного города, он надеялся, как в капле воды, увидеть в нём всё американское общество.

Уличное движение в Ньюберипорте, фото: S. C. Reed / источник: wikipedia.org
Улицы Ньюберипорта, фото: S. C. Reed / источник: wikipedia.org
Уличное движение в Ньюберипорте, фото: S. C. Reed / источник: wikipedia.org

Уорнер надеялся, что со временем десятки подобных исследований будут проведены в других городах и странах, что даст сравнительный материал для более глубокого анализа современного общества. Однако его мечтам не суждено было сбыться. Уильям Ллойд Уорнер выбрал для изучения сравнительно небольшой американский город, однако только для того, чтобы собрать материал, используя методы антропологии, ему понадобилось более пяти лет и команда из 30 помощников. Даже страшно представить, что было бы, если бы он подобным образом задумал комплексно исследовать Нью-Йорк. Другим антропологам, интересовавшимся городом, такие масштабные исследования были не под силу, поэтому им пришлось искать другие подходы.