Отрывок из книги: Макс Вебер «Город»

Что есть город и каковы его типы.

С 26 июня в магазинах появится новая книга издательства Strelka Press — «Город» немецкого социолога, философа Макса Вебера. Это исторический очерк о том, как развивались экономические, социальные, политические отношения горожан. Несмотря на то, что труд разбит на параграфы и главы, воспринимать его стоит как монолитный. Тем сложнее выбрать из него лишь одну часть для публикации отрывка. Редакция выбрала самый первый раздел, посвящённый разбору понятия «город» и тому, какие типы городов бывают.

§ 1. Понятие и категории города

1. Экономическое понятие города: рыночное поселение

Определения «города» могут быть самыми различными по своему характеру. Общее для них всех только одно: то, что город представляет собой замкнутое (во всяком случае относительно) поселение, «населённый пункт», а не одно или несколько отдельно расположенных жилищ. В городах (впрочем, не только в городах) дома особенно тесно — а сегодня, как правило, стена к стене — примыкают друг к другу. Обычно под словом «город» имеют в виду, помимо названного, ещё и чисто количественные признаки: город — это большое поселение. Сам по себе этот признак нельзя считать неточным. С социологической точки зрения этот признак города характеризует его как населённый пункт, следовательно, поселение в тесно соприкасающихся друг с другом домах, которое настолько велико, что в нём отсутствует специфическое для общества соседей личное знакомство друг с другом. При таком определении городами можно было бы считать лишь достаточно большие поселения; а при какой величине поселения этот признак можно считать определяющим, зависело бы от общих культурных условий. В прошлом населённые пункты, представлявшие собой города в правовом отношении, далеко не всегда обладали этим признаком. Да и в нынешней России есть «деревни» со многими тысячами жителей, которые значительно больше иных «городов» прошлого (например, в области поселения поляков на востоке нашей страны), население которых едва составляло несколько сотен человек. Величина как таковая не может быть решающей в определении города.

Если попробовать определить город с чисто экономической точки зрения, то это поселение, жители которого в преобладающей своей части живут на доходы не от сельского хозяйства, а от ремесла и торговли. Но и называть все поселения такого рода «городами» также нецелесообразно, ведь не хотим же мы подводить под понятие «город» поселения, жители которых образуют родовые союзы и занимаются одним, фактически унаследованным промыслом, — «промысловые деревни» Азии и России.

Ещё одним признаком можно считать известное «многообразие» занятий. Но и оно само по себе не способно служить решающим признаком, ибо может быть, в сущности, основано на двух факторах: либо на наличии господского, прежде всего княжеского, двора в качестве центра, для удовлетворения экономических и политических потребностей которого специализируется производство, производятся продукты и ведётся торговля. «Городом» обычно не называют и ойкос (хозяйство (греч.) с замкнутым производством и потреблением. — Прим. ред.) аристократа-землевладельца (Grundherr) или князя (Fürst), даже насчитывающий большое число несущих трудовые повинности и платящих подати ремесленников и мелких торговцев, хотя исторически очень большая часть важнейших «городов» возникла из таких поселений, и производство продуктов для княжеского двора составляло для жителей очень многих из них весьма важный, часто преимущественный, источник доходов («княжеские города»).

Ещё одним необходимым признаком «города» следует считать «рынок»: осуществление не спорадического, а регулярного товарообмена на территории поселения в качестве существенной составной части дохода и удовлетворения потребностей населения. Однако «рынок» не всегда ещё превращает место, где он функционирует, в «город». Периодические ярмарки и рынки, на которых продаются предметы дальней торговли, на которые в установленное время (обычно раз в год) съезжаются торговцы, чтобы сбывать оптом или в розницу друг другу или потребителям свои товары, действовали часто в таких местах, которые мы называем «деревнями». О «городе» в экономическом смысле можно говорить лишь там, где местное население удовлетворяет экономически существенную часть своих повседневных потребностей на местном рынке, причём в значительной части продуктами, произведёнными или каким-либо образом приобретёнными местным населением и населением ближайшей округи для сбыта на рынке. Каждый город в указанном здесь смысле есть «рыночное поселение», то есть имеет в качестве экономического центра поселения местный рынок, на котором вследствие существующей специализации производства продуктов свои потребности в ремесленных изделиях и различных предметах торговли удовлетворяет также и негородское население и на котором, конечно, сами горожане совершают обмен произведёнными продуктами и удовлетворяют свои хозяйственные потребности.

Изначально было в порядке вещей, что город — там, где он вообще существует как отличное от сельского поселения образование, — является и местопребыванием аристократа-землевладельца или князя, и местом, где существует рынок, и располагает экономическими центрами обоих типов — ойкосом и рынком, причём наряду с постоянно действующим местным рынком часто служит местом для периодически проводимых ярмарок, на которые съезжаются купцы издалека. Итак, город в понимаемом нами смысле есть поселение, в котором действует рынок.

Существование рынка часто основано на привилегиях и защите, предоставляемых аристократом-землевладельцем или князем, которые заинтересованы в постоянном притоке товаров и ремесленных изделий на рынок из-за рубежа, а также в пошлинах, различных платежах за предоставляемую защиту, рыночных сборах, процессуальных платежах, связанных с рынком, но, кроме того, заинтересованы и в поселении тут же способных платить налоги ремесленников и торговцев, а как только рядом с рынком возникнет поселение — они могут рассчитывать и на доход от сдачи в аренду земель; всё это шансы, имеющие для господина земли тем большее значение, что речь здесь идёт о доходах в форме денег, увеличивающих его запас благородных металлов.

Город может быть и никак не связан, в том числе территориально, с двором, — он может возникнуть как чисто рыночное поселение либо в удобном перевалочном пункте на основании привилегии, дарованной неместными аристократами-землевладельцами или князьями, либо в результате захвата этого места заинтересованными лицами. Случалось так, что привилегия основать рынок и привлечь поселенцев давалась предпринимателю. Наиболее часто это происходило в Средние века, особенно в восточных, северных и центральноевропейских областях возникновения городов, но вообще бывало во всём мире на протяжении всей истории. Город мог возникнуть, и не примыкая к княжескому двору, и без монарших привилегий — как объединение чуждых данной местности пришельцев, воинов-мореплавателей, торговцев-поселенцев и, наконец, местных жителей, заинтересованных в посреднической торговле; именно это случалось довольно часто в ранней Античности и порой в раннем Средневековье на берегах Средиземного моря. Такой город мог быть чисто рыночным поселением, но чаще имело место сосуществование крупных княжеских или землевладельческих патримониальных хозяйств с рынком. Хозяйство правителя могло в качестве одной из опор города удовлетворять свои потребности либо натурально-хозяйственным путём — посредством барщины, повинностей и оброка с зависимых от него местных ремесленников и торговцев, либо в той или иной степени посредством обмена, выступая на городском рынке как потребитель, обладающий наибольшей покупательной силой. Чем в большей степени проявлялось последнее обстоятельство, тем в большей степени на первый план выходила рыночная основа города: город переставал быть просто придатком к ойкосу, находящимся близ него рыночным поселением и становился, несмотря на связь с крупными хозяйствами, рыночным городом. Как правило, рост первоначально княжеских городов и их экономическое значение были прямо связаны с ростом удовлетворения рынком потребностей княжеского двора и крупных городских хозяйств, примыкающих к нему, — дворов его вассалов или должностных лиц.

2. Три типа городов: Город потребителей, город производителей, торговый город

К типу княжеского города, то есть такого, в котором шансы жителей на получение дохода прямо или косвенно зависят от покупательной способности княжеских или других крупных хозяйств, близки те города, где шансы на прибыль местных ремесленников и купцов в решающей степени определяются покупательной способностью других крупных потребителей, а именно — получателей рент. Эти крупные потребители могут быть очень различны по своему типу в зависимости от характера и происхождения их доходов. Они могут быть: 1) должностными лицами, обладающими законными или незаконными доходами, или 2) аристократами-землевладельцами и носителями политической власти, расходующими в городе ренту с внегородских земель или иные обусловленные их политическим положением доходы. В обоих случаях такой город очень близок к типу княжеского города; он базируется на патримониальных и политических доходах как основе покупательной способности крупных потребителей (примером чиновничьего города может служить Пекин; города аристократов, живущих на ренту со своих имений, — Москва до отмены крепостного права). От городов этого типа следует строго отличать на первый взгляд как будто подобный им тип городов, где городская земельная рента, обусловленная монопольным «положением на торговых путях» земельных участков в городе и, следовательно, косвенно имеющая своим источником именно городское ремесло и торговлю, стекается в руки городской аристократии (это было распространённым случаем во все времена, особенно в Античности, от ранних времён до Византии, а также в Средние века). Такой город экономически является не городом землевладельцев, живущих на ренту с имений, а городом торговым или ремесленным, в зависимости от преобладающего характера занятий его жителей, а рента с городских земельных участков — это подать, выплачиваемая городскими предпринимателями за владение домами. Понятийное отличие города такого типа от города, где рента складывается не из подати с городских доходов, а из доходов от аренды земли вне города, не означает, что реально в прошлом они часто не переходили друг в друга. Крупные потребители могут быть также получателями ренты, которые проживают в городе доходы со своих деловых предприятий, в наше время прежде всего проценты с ценных бумаг и дивиденды, или тантьемы (вознаграждение служащему в виде процента от прибыли. — Прим. ред.). Тогда покупательная способность обусловлена главным образом денежно-хозяйственными источниками ренты, преимущественно капиталистического характера (пример: Арнгейм), или основана на казённых пенсиях или иных государственных рентах (например, «Пенсионополис» типа Висбадена). Во всех этих и многочисленных подобных случаях город является в большей или меньшей степени городом потребителей, ибо шансы на доходы его предпринимателей, ремесленников и торговцев в решающей степени зависят от наличия среди населения различных по своему экономическому положению крупных потребителей.

Возможно и прямо противоположное: город является городом производителей, следовательно, рост его населения и увеличение его покупательной способности основаны, как, например, в Эссене и Бохуме, на том, что в них имеются фабрики, мануфактуры и предприятия домашней промышленности, посылающие свои товары в другие области (современный тип городов), или существуют ремесленные мастерские, товары которых вывозятся за пределы города, — азиатский, античный и средневековый город. Потребителями на местном рынке являются отчасти — в качестве крупных потребителей — предприниматели, если они, что не обязательно, местные жители, отчасти же и в первую очередь в качестве массового потребителя — рабочие и ремесленники, а также косвенно обязанные им своими доходами торговцы и владельцы земельной ренты. Городу потребителей противоположен как ремесленно-промысловый (gewerblich), так и торговый город, то есть город, покупательная способность крупных потребителей которого основана на том, что они либо выгодно продают в розницу иногородние товары на местном рынке (как торговцы сукном в Средние века), либо (как ганзейские купцы, торговавшие сельдью) прибыльно сбывают товары местных производителей вне города, либо приобретают иногородние товары и сами вывозят их, пользуясь иногда складами в данном городе (города посреднической торговли). Или, что очень часто бывает, образуется комбинация всего этого: commenda и societas maris (комменда и морское товарищество (лат.) — виды коммандитного товарищества, предпринимательской организации, один из членов которой (tractator) ведёт дела, а другой вносит деньги или товары. — Прим. ред.) Средиземноморья большей частью означают, что tractator (разъезжающий по разным местам купец) на деньги, полностью или частично предоставленные ему местными капиталистами, закупает производимые в его городе или купленные на городском рынке товары и везёт их в Левант (видимо, достаточно часто туда он ехал порожняком и только назад с товаром), там продаёт и, закупив на вырученные деньги восточные товары, сбывает их на рынке своего города; барыши купец делит с владельцем капитала в соответствии с условиями договора. Следовательно, покупательная способность и налогоплатежность торгового города, как и города производителей, в отличие от города потребителей, основывается на местных ремесленно-промысловых предприятиях. К торговым предприятиям примыкают предприятия по экспедиции, транспорту, а также многочисленные крупные и мелкие побочные виды коммерческой деятельности. Однако конституирующая эти предприятия деятельность, ориентированная на прибыль, осуществляется целиком на местном рынке лишь в случае розничной торговли; в иногородней же торговле, напротив, в значительной или большей степени вне его. Нечто в принципе сходное представляет собой современный город (Лондон, Париж, Берлин), который является центром национальных или интернациональных кредиторов и крупных банков или (как Дюссельдорф) центром крупных акционерных обществ и картелей. Сегодня ведь более чем когда-либо преобладающая часть доходов предприятий уходит вообще в другие места, а не остаётся там же, где находится предприятие, которое их производит. С другой стороны, всё большая часть этих доходов потребляется их обладателями не в больших городах, где находятся их деловые центры, а вне их, в виллах предместий, ещё чаще в загородных местах отдыха, в отелях за границей и т. д. В связи с этим возникают состоящие только — или почти только — из зданий фирм «города-сити» или (и большей частью) отдельные районы городов. Наша цель не в том, чтобы останавливаться здесь на дальнейшей специализации и казуистике, как было бы уместно в строгой экономической теории города. Едва ли стоит указывать на то, что в действительности города почти всегда представляют собой смешанные типы и классифицировать их можно только по их преобладающему экономическому компоненту.

Издание книги «Город» Макса Вебера осуществлено при финансовой поддержке Гете-института в Москве.