Миф о «культурном Петербурге» работает против Петербурга

Почему — объясняет антрополог Дарья Радченко.

Фото: Istockphoto.com

Дарья Радченко, заместитель руководителя Центра городской антропологии КБ «Стрелка»

Фраза о том, что Санкт-Петербург — «культурная столица России», давно стала стереотипной. Этот стереотип о городе музеев и «городе-музее», городе «высокой культуры» первым приходит в голову жителям России в разговоре о Петербурге и лежит в основе его туристического предложения. А куда ходят и что предпочитают сами петербуржцы? Чтобы узнать ответ на этот вопрос, осенью 2016 года КБ «Стрелка» провело антропологическое исследование культурных практик молодых горожан. Задачей исследования было создать событийную карту Петербурга и выявить ключевые аудитории и их запросы прежде всего в отношении инновационных форматов мероприятий, ориентированных на городскую молодёжь. Были проведены глубинные интервью с культурно активными молодыми жителями города: школьниками старших классов, студентами, молодыми специалистами — всего 54 человека от 15 до 35 лет. Среди них были жители всех районов города: как коренные петербуржцы, так и недавно приехавшие сюда учиться и работать. Кроме этого, состоялось 19 экспертных интервью со специалистами в области событийной программы: организаторами культурных событий, музейными специалистами, экспертами в области музыки, представителями СМИ. Ценность метода глубинных интервью заключается в том, что даже относительно небольшое, по сравнению, скажем, с массовыми опросами, число бесед с представителями разных групп горожан позволяет выявить неочевидные тренды, причины выбора того или иного маршрута, объекта, практики, особенности локальной идентичности.

Золотой Бермудский треугольник

Когда популярные среди молодых петербуржцев места культурного досуга были нанесены на карту, окончательно подтвердился следующий факт: почти вся запоминающаяся культурная жизнь сосредоточена в самом центре города — так называемом «золотом треугольнике» между Невским проспектом, Невой и Фонтанкой. Чем дальше от него — тем ниже плотность востребованных культурных пространств. Так, в Петроградском районе проходит множество событий, но большинство из них имеет камерный, нишевый характер. Это подтверждают и цифры: в среднем 42 % событий жители Петербурга посещают в центре города и лишь 8 % — в собственном районе.

42 % событий жители Петербурга посещают в центре города и лишь 8 % — в собственном районе

На первый взгляд кажется, что это естественный ход вещей: именно в центре сосредоточены архитектурные памятники и старейшие культурные институции города: музеи, театры, филармония. Эксперты говорят, что смысл проводить культурное мероприятие есть только в центре: на другую площадку зритель не пойдёт. И действительно, для многих горожан потребление культуры связано с поездкой в центр.

Анна, студентка: «Для меня всегда выезд в центр, с детства, это надо надеть платьице, мы едем в театр или ещё куда-то. То есть для меня это каждый раз что-то приятное; наверное, если бы я жила в центре, особенно с маленького возраста, наверное, я бы просто не так это ощущала».

Однако сами петербуржцы вполне готовы ездить через весь город туда, где проходят интересные для них события, особенно если речь идёт о современных формах искусства или научно-популярных мероприятиях. Дело в том, что провести в центре города мероприятие нового формата, особенно под открытым небом, на улице, — серьёзная проблема. Для Петербурга характерна охранительная, консервативная политика по отношению к городу и происходящей в нём жизни. Такая позиция приводит к музеефикации центра, дефициту современных форм искусства, боязни со стороны администрации новых форматов. Как выразился один из опрошенных экспертов: «От чего мы страдаем больше всего, так это от того, что Петербург — это застывшая скульптура». По мнению экспертов, этот консерватизм нередко распространяется и на аудиторию, не ассоциирующую Петербург — и в особенности центр — с современной культурой. На периферии же современные и научно-популярные форматы воспринимаются гораздо более органично.

170306_saint-p_session_preview (1)-14-15.pdf

Тяготение к центру / иллюстрация: КБ «Стрелка»

Захар, инженер: «С моей точки зрения, коренные жители спальных районов за искусством не пойдут в какой-то там локальный центр, а, например, какую-то лекцию из серии „чудеса химии“, мне кажется, организовывать можно именно вот в таких спальных районах».

Характерными примерами таких точек притяжения могут служить Политехнический университет, «Охта Lab» в ТЦ «Охта Молл» и Музей уличной культуры: они находятся на периферии, в довольно малопривлекательной с точки зрения ландшафта и безопасности среде, где нет удобных маршрутов общественного транспорта, — однако сила их предложения такова, что молодые горожане мирятся со всеми трудностями, лишь бы попасть на проходящие там фестивали, лекции, концерты.

«От чего мы страдаем больше всего, так это от того, что Петербург — это такая застывшая скульптура»

Геттоизация событийной программы

При этом логистические сложности нередко запирают жителей в рамках своего района (особенно уязвимы маломобильные группы, например женщины с маленькими детьми) — и они оказываются отрезанными от качественного культурного продукта и возможностей развития — от событий, проходящих не только в периферийных районах, но и в центре. Жители центра, в свою очередь, практически не рассматривают культурные события на периферии — 75 % мест, востребованных жителями Центрального района, происходят либо в нём же, либо в близлежащем историческом Адмиралтейском. Иными словами, в центре создаётся своего рода «гетто высокой культуры», лишённое доступа к современной культуре, а на периферии — «гетто без культуры», сильно ограниченное в культурном потреблении. Молодые петербуржцы, с которыми проводились интервью, нередко говорили о том, что в городе ощутимо не хватает небольших локальных культурных центров и точек притяжения, куда можно спонтанно пойти вечером, в будний день.

Ирина, студентка: «Я бы активнее стала развивать районы подальше от центра, потому что просто, допустим, ты сидишь дома, 10 часов вечера, тебе скучно и некуда пойти, ты не знаешь, куда сходить. <...> Понятно, что какие-то большие фестивали проводить лучше в центре, но такие местечковые, чтобы было уютно, можно и на периферии». 

Преодоление этой «культурной геттоизации» идёт парадоксальным путём: жители Петербурга пасуют перед логистическими трудностями внутри города, но зато охотно едут в пригороды и даже за рубеж. Характерны краткие выезды для посещения культурных мероприятий прежде всего в Хельсинки и Таллин — это тот «край света», на который, по мнению петербуржцев, поедут с гастролями лучшие исполнители и коллективы мира. Примером может служить фестиваль музыки и визуальных искусств Flow в Хельсинки, выставка к столетию Туве Янссон в музее «Атенеум» в Хельсинки.

Что мешает развитию периферии?

Почему же в этих условиях не происходит тотальной экспансии современной культуры на периферию города и её бурного расцвета там, где есть и потребности, и условия, а вместо этого петербуржцы едут на фестивали и концерты в Финляндию? Важный фактор, который притягивает в центр жителей периферийных районов, — это сложившаяся там среда: от архитектурных памятников и исторической памяти района до магазинов, кафе, баров. Приехав в центр на выставку или на концерт, зритель в дополнение к культурной программе может прогуляться в привлекательном месте, полюбоваться историческими зданиями, выпить кофе в необычном заведении, зайти в магазинчик с дизайнерскими украшениями — всего этого лишены районы позднесоветской и постсоветской застройки.

170306_saint-p_session_preview (1)-14-15.pdf

Запрос на периферийную досуговую активность / иллюстрация: КБ «Стрелка»

Фёдор, журналист: «Но мне кажется, что в центре действительно очень много чего сосредоточено, и окраина, конечно, страдает от недостатка каких-то культурных явлений. <...> В центре вся эта культурная составляющая, помимо, собственно, мероприятия, например кафе».

То же самое происходит и при поездке в Хельсинки или Таллин — культурный досуг сочетается со средовым контекстом. В Петербурге же развитие среды на периферии тормозит всё то же представление о том, что «жизнь происходит только в центре».

Иными словами, Петербург становится заложником стереотипа о культурной столице. В городе есть масса возможностей для развития по-настоящему многогранного культурного ландшафта — люди, школы, площадки, — но препятствием к этому оказывается картина из учебника, который ещё в школе читали и организаторы событий, и их аудитория.

Текст: Дарья Радченко