Что нужно знать о Новом шёлковом пути и планах Китая на ближайшие 10 лет

К объявленной Китаем в 2013 году инициативе Нового шёлкового пути присоединились уже 70 стран. Она предполагает строительство гигантской транспортной системы, включая железные дороги и шоссе, морские и воздушные коммуникации, линии электропередач и трубопроводы. Потенциально эти проекты могут стать мотором экономического развития и для российских городов. О том, как развивается Новый шёлковый путь и почему России важно отстоять в нём своё место, рассказал Strelka Magazine политолог Михаил Магид.

40% ВВП ПЛАНЕТЫ

Глобализация, о которой так долго говорили, стала неотъемлемой частью реальности. Отдельные страны превращаются в узлы единой торговой, финансовой, промышленной и информационной системы. Множество современных продуктов, будь то изделия промышленности или сельского хозяйства, всё больше похожи на конструктор «Лего». Например, урожаи, выращенные на российской земле из заграничных семян, собраны с помощью техники, закупленной в Евросоюзе, а в заготовительных работах принимают участие рабочие из стран СНГ. В таких условиях центральной становится проблема коммуникаций и логистики, а преимущества получает та страна, которая умеет проложить оптимальные транспортные маршруты к новым рынкам.

Открывшийся 30 октября важный фрагмент пути — транспортный коридор Баку — Тбилиси — Карс (БТК) — находится в самом сердце формирующегося евразийского рынка, который охватывает 65% населения, 75% энергоресурсов и 40% ВВП планеты. Китай на востоке, Турция и Европа — на западе, Россия — на севере, а Иран, Ближний Восток и Индия — на юге. 

В общей сложности Новый шёлковый путь должен создать единый гигантский рынок с населением свыше 4 миллиардов человек.

Международный валютный фонд (МВФ) высоко оценивает значение НШП для глобальной экономики. Аналитики считают, что объём иностранных инвестиций только со стороны Китая в эти инфраструктурные проекты может достигнуть 1 триллиона долларов за десять лет. В эту инициативу пока включено 70 стран, но их число может вырасти до 100.

БИТВА ЗА РАССТОЯНИЯ

Существует другая фундаментальная причина для проекта Нового шёлкового пути. Совершенствование производства и средств связи бросает вызовы транспортным компаниям. Людям становится проще делать работу онлайн, не выходя из дома. Развитие робототехники должно приблизить производство к потребителю — дешёвые и эффективные роботы делают менее выгодным перенос производства в другие страны.

К тому же формируется цивилизация гигаполисов — городов-гигантов. Внутри них сосредотачивается экономическая жизнь целых стран, тогда как значительные по своим масштабам территории оказываются заброшены. Шведский экономист Кьелл Нордстрем утверждает, что «сейчас мы наблюдаем рождение мультигородских корпораций вместо мультинациональных».

В таких условиях выживание транспортных компаний связано с созданием как можно более плотной, удобной потребителю системы коммуникаций, способной доставить нужный товар как можно быстрее и как можно дешевле в нужное место. 

Транспортники борются за место под солнцем. Новый шёлковый путь должен сократить в несколько раз время транспортировки грузов из Китая в Европу: 12–16 суток против 30.

ПОВОРОТ КИТАЯ

Глобализация вовсе не означает исчезновения наций и национальных интересов, во всяком случае в обозримом будущем. Но национальные интересы трансформируются. Правительства, обеспокоенные низкими темпами развития, прилагают усилия для того, чтобы обеспечить более эффективные рост и модернизацию экономики.

В предыдущие 30 лет Китай строил своё развитие в значительной мере благодаря системе морских коммуникаций с США. Американцы вынесли в Китай значительную часть своей промышленности, так как рабочая сила в этой стране была в десятки раз дешевле, чем в США, и стали там производить товары для американских рынков, тем самым резко увеличив свои прибыли. Вслед за ними и китайские компании ориентировались на американские рынки или выступали в роли субподрядчиков американских компаний.

Однако в последние годы эта модель дала сбой. Средняя заработная плата в Китае уверенно растёт и превысила уже 600 долларов в месяц. Этот фактор наряду с удешевлением топлива в США и антикитайской риторикой Трампа может привести к процессу реиндустриализации Америки: часть бизнеса уже стала возвращаться домой.

Хотя огромный внутренний рынок Китая остаётся привлекательным для инвестиций, рост китайской экономики замедляется.

Поэтому китайцы ищут новые возможности для развития и возлагают надежды на Новый шёлковый путь. Во-первых, это сотни тысяч новых рабочих мест на строительстве железных дорог. Во-вторых, предполагается, что эти дороги помогут увеличить экспорт китайского высокотехнологичного оборудования и другой продукции.

МОРСКОЙ ШЁЛКОВЫЙ ПУТЬ

Наряду со строительством железных дорог Китай прилагает усилия по радикальной трансформации морских перевозок. Концепция Морского шёлкового пути (МШП) дополняет НШП. Китай, как отмечает российский исследователь Ирина Комиссина, уже построил в ряде дружественных ему стран крупные современные порты: Гвадар в Пакистане, Хамбантота в Шри-Ланке, Читтагонг в Бангладеш, Чаупхью в Мьянме — и планирует строительство ряда новых.

Одна из главных задач заключается в том, чтобы перенаправить поток капиталов и товаров в регионы, которые пока не стали оживлёнными центрами мировой торговли; речь идёт, например, о странах Африки. МШП призван теснее связать с ними экономику Поднебесной. Кроме того, планируется с помощью плотной сети морских перевозок соединить в общую торговую систему различные субрегионы Азии — Ближний Восток, Индийский субконтинент, Юго-Восточную Азию. Наконец, предполагается, что морские и сухопутные перевозки станут дополнять друг друга.

ГОЛОСА СКЕПТИКОВ

На фоне почти всеобщего оптимизма звучат голоса скептиков. Транспортные коммуникации, которые выстраиваются Китаем и его партнёрами, могут не оправдать ожиданий, которые на них возлагают. Например, финансирование железнодорожной линии БТК полностью осуществлялось Азербайджаном и Турцией, поскольку Всемирный банк, Азиатский банк развития и Европейский банк реконструкции и развития отказались поддержать проект, сочтя его невыгодным.

Российский китаист Александр Габуев пишет об уценке НШП. По его мнению, своего экспорта в Европу у западных регионов Китая пока почти что и нет, основные промышленные центры, ориентированные на экспорт, концентрируются на востоке КНР, и оттуда грузы дешевле отправлять морем. И главное, у самого Китая нет чёткого видения НШП. «Все карты, описывающие „китайское видение“ маршрута Нового шёлкового пути, имеют неофициальный характер, а государственным СМИ настоятельно рекомендовано вообще не публиковать карты с конкретными транспортными коридорами».

 «СЕВЕРНАЯ МАГИСТРАЛЬ»

Пока идут споры, Китай и все заинтересованные страны продолжают делать своё дело.

Как пишет экономист Андрей Мовчан: «Россия расположена между АТР (Азиатско-Тихоокеанский регион. — Прим.) и Европой, на потенциальном пути торговых потоков размером более 1 триллиона долларов и скоростью роста 4–5% в год. Если предположить, что Россия в результате построения эффективного „северного шёлкового пути“ сумеет получить половину товарного потока из АТР в Европу и валовой транзитный доход составит 7% с оборота, то валовая выручка от этого бизнеса превысит зарубежную выручку „Газпрома“.

При этом транспортная инфраструктура будет работать и на внутренние нужды, создаст множество рабочих мест и привлечёт существенное количество иностранных работников и посетителей в год, что обеспечит рост и развитие регионов, через которые проходит путь. С некоторой натяжкой можно считать, что на этом бизнесе Россия будет получать до 50 миллиардов долларов в год».

Новый Шелковый путь помог бы превратить нашу страну в крупнейшую в мире торговую магистраль, через которую товары и капиталы следуют с запада на восток и с востока на запад. Это, в свою очередь, привело бы в Россию современные технологии. 

Однако, у этого есть препятствия, связанные с внешней политикой РФ и её партнёров. Наблюдатели указывают на то обстоятельство, что привлекательность БТК, который уже является частью Нового шёлкового пути, может заключаться в том, что этот транспортный коридор обходит Россию. Это помогает бизнесу избежать санкций в отношении импорта и транзита многих товаров Евросоюза. Европейские и американские санкции и российские контрсанкции являются узким местом Нового шёлкового пути.

Текст: Михаил Магид

Фото: Istockphoto.com