Российская архитектурная студия FAS(t) выиграла конкурс на реконструкцию палаццо Ка'Трон в Венеции

15 декабря в Венеции состоялось объявление результатов и награждение победителей Международного архитектурного конкурса Waterproof на реконструкцию палаццо Ка'Трон, расположенного на Большом канале.

Иллюстрация: FAS(t)
Иллюстрация: FAS(t)
Иллюстрация: FAS(t)

Первое место на международном конкурсе занял проект, выполненный российской архитектурной студией FAS(t). Strelka Magazine попросил основателей бюро Александра Рябского и Ксению Харитонову рассказать о том, каково это — придумывать концепцию реконструкции старинного здания в центре Венеции, где расположен один из факультетов знаменитого архитектурного университета — IUAV.

Александр Рябский и Ксения Харитонова | FAS(t):

Мы не будем оригинальными, сказав, что Венеция удивительный, прекрасный, необычный, специфический город, который уже сложился 500 лет назад. Трудно представить себе общепринятую архитектурно-строительную деятельность в этом месте. Однако Венеции до сих пор удаётся играть роль актуальной архитектурной площадки, где появляются такие значимые объекты, как колумбарий Чипперфильда на острове Сан-Микеле, реконструированное по проекту Андо здание таможни — Пунта-делла-Догана или недавно по проекту Колхаса перестроенное в магазин здание почты — Фондако-деи-Тедески. И, конечно же, нельзя не упомянуть венецианского архитектора Карло Скарпа, который в этом музеефицированном городе умудрился реализовать множество проектов и, вероятно, благодаря которому сложился как мастер, сформировал свой архитектурный подход и язык.

Учитывая всё это, наша мастерская не могла отказать себе в участии в открытом международном архитектурном конкурсе, предметом которого была реконструкция исторического здания в Венеции.

Расположенное в самом центре города, на Большом канале, палаццо Ка'Трон имеет уникальную, как и многие дворцы в Венеции, архитектурную биографию. 

Как обычно, история началась с готического здания, которое в 1488 году, когда весь венецианский патрициат был захвачен манерой all’antica в архитектуре и идеей «Венеция — Третий Рим» в политике, было перестроено неизвестным протомаэстро (так в Венеции называли тогда архитектора). Но он явно был последователем Пьетро Ломбардо — одного из лидеров архитектуры раннего венецианского Ренессанса.

 В 1577 году последовала следующая небольшая реконструкция, в результате которой главный фасад, обращённый на Большой канал, приобрёл тот вид, который мы сегодня можем наблюдать. Существует гипотеза, что работами руководил один из учеников Якопо Сансовино. Но точно известно, что работами по реконструкции палаццо в 1650-е годы, а также обустройством внутреннего двора и сада руководил Бальдассаре Лонгена, тот самый архитектор, который построил известную и оригинальную церковь Санта-Мария-делла-Салюте. А в 1974–1978 годах здесь поработал Скарпа.

Иллюстрация: FAS(t)
Иллюстрация: FAS(t)
Иллюстрация: FAS(t)

На протяжении почти всей своей истории палаццо принадлежало семейству Трон — венецианским патрициям, некоторые из которых побывали в должности дожа Венецианской республики.

Сейчас это собственность венецианского архитектурного университета — знаменитого IUAV, образованного в 1926 году. Там преподавали Манфредо Тафури, Карло Скарпа и Альдо Росси. Здесь расположены аудитории и проектные студии, проводятся лекции и выставки. У университета появилась потребность модернизировать пространство под эти и новые функции, а также желание сделать Ка'Трон более открытым и привлекательным для жителей города.

Организатором конкурса идей является фонд Сonfindustria Venezia, а инициаторами — университет IUAV совместно с венецианскими строительными компаниями и производителями.

Условия конкурса делали акцент не столько на необходимости перепланировки конкретного здания, сколько на идее переосмысления производственных технологий, поиска новых подходов и уникальных решений в специфических природных и городских условиях этого места.

Изначально организаторы предполагали не просто создание концепции, но и работу с локальными подрядчиками, материалами и требовали учитывать специфику самого строительного процесса. Здесь важно отметить, что во время работы над проектом было организовано несколько встреч с локальными строительными компаниями и производителями материалов.

Проект должен был включать в себя не просто концептуальные картинки, а полноценный набор чертежей, разработку деталей, структуру инженерных коммуникаций, макет, а также описание процесса возможной реализации, включая проработку логистики, что весьма актуально для города на воде.

Название нашего конкурсного предложения «Деликатные интервенции» (Gentle Interventions). Работая над проектом, мы в первую очередь пытались определить места новых внедрений (в проекте мы называли это интервенциями) и рассматривали возможности очищения некоторых пространств и элементов от поздних наслоений, возникших, скажем так, по хозяйственным нуждам. 

Также важно было вновь проявить характерную пространственную структуру венецианского палаццо и попытаться проанализировать потенциал существующих помещений, переработав функциональное зонирование. То есть мы рассматривали миграцию функций внутри здания как ключ к максимальному сохранению структуры плана.

Отдельная тема — это инженерные коммуникации. Нам важно было проработать их компоновку, максимально скрыть, очистив внутренние пространства от налипших на мрамор стен приборов отопления, случайно возникших воздуховодов, кондиционеров, а также продумать систему водоотведения и защиты первого этажа и внутреннего двора от acqua alta («высокой воды»), как принято называть наводнение в Венеции. Конечно, это был уникальный опыт.

Профессиональное жюри конкурса присудило нашему проекту первую премию, а также специальный приз со следующим комментарием:

«Проект „Деликатные интервенции“ (Gentle Interventions) отличается ясностью концепции, продуманными инженерной и конструктивной системами и возможностью успешной реализации. Идеи, заложенные в проекте, определяют связь между историей, традициями и инновациями. Он не только предлагает конкретное решение для палаццо Ка'Трон, но и презентует метод и проектную стратегию для работы с другими зданиями в городе, представляет собой открытую систему».

Несмотря на то, что конкурс не предполагал реализации, в итоге проект перешёл из бумажного качества в фактически реальный.