Strelka Press издает работы о современных проблемах архитектуры, дизайна и городского развития. Издательство базируется в Лондоне и Москве, выпуская книги на английском и русском языках. Мы продвигаем новое мышление в сфере дизайна и архитектуры, уделяя внимание тому, как международный опыт может повлиять на Россию. Strelka Press предлагает электронные книги и бумажные издания.

НЬЮ-ЙОРК ВНЕ СЕБЯ
Рем Колхас

Одна из самых влиятельных книг об архитектуре и устройстве города, написанных во второй половине XX века.

Печатная книга ОТ 630 РУБ

«Нью-Йорк вне себя» Рема Колхаса — одна из самых влиятельных книг об архитектуре и устройстве города, написанных во второй половине XX века. Балансируя между исследованием и прозой, профессиональной аудиторией и не имеющим специальной подготовки читателем, Колхас «задним числом» создал манифест Нью-Йорка, великого города, отменившего традиционные понятия красоты и гармонии и породившего радикально новую культуру и архитектуру. Благодаря «Нью-Йорку вне себя» большой город стал восприниматься как сложнейший живой организм, не всегда покорный воле строящих его и живущих в нем людей, но создающий свои, часто непонятные современникам законы.


Об авторе

Ведущий голландский архитектор, урбанист и профессор архитектуры в Высшей школе дизайна Гарвардского университета. С 2008 года Колхас входит в «группу мудрецов» Европейского союза. Колхас — лауреат Притцкеровской премии, обладатель золотого льва Венецианской архитектурной биеннале, кавалер ордена Почетного легиона. На сегодняшний момент это самый влиятельный мыслитель и теоретик архитектуры.

НЬЮ-ЙОРК ВНЕ СЕБЯ

СЮЖЕТНАЯ ЛИНИЯ

"Люди какой расы населяли остров Манхатта?

Они были, но их нет боле.

Шестнадцать веков христианства пронеслись мимо, и никаких следов цивилизация не оставила на том месте, где сегодня стоит город, славный своей торговой мощью, здравомыслием и богатством.

Дикие дети природы, еще не развращенные белым человеком, бродили тогда по здешним лесам и направляли свои легкие каноэ по спокойным водам. Но близилось время, когда во владения дикарей должны были вторгнуться чужеземцы. Они заложат здесь скромный фундамент мощного нового государства и примутся повсюду на своем пути насаждать принципы разрушения, которые, постоянно набирая силу, не перестанут действовать до тех пор, пока вся раса аборигенов не окажется истреблена, и сама память о них... не будет почти полностью стерта под небесами. Цивилизация, зародившаяся на Востоке, достигла наконец западных пределов старого мира.

Оставалось только пересечь ту границу, что препятствовала ее дальнейшему распространению, и углубиться в леса континента, представшего перед изумленным взором миллионов христиан.

Североамериканское варварство вот-вот должно было уступить место изысканной европейской культуре."

В середине XIX века, когда эксперимент под названием "Манхэттен" насчитывал уже более двухсот лет, внезапно, словно вспышка, пришло осознание уникальности этого города. Возникла острая необходимость мифологизировать его прошлого и переписать его историю на пользу будущему. Приведенная выше цитата 1848 года описывает развитие Манхэттена без особого почтения к фактам, однако довольно точно определяет его основыные цели. Манхэттен - это театр прогресса.