Strelka Press издает работы о современных проблемах архитектуры, дизайна и городского развития. Издательство базируется в Лондоне и Москве, выпуская книги на английском и русском языках. Мы продвигаем новое мышление в сфере дизайна и архитектуры, уделяя внимание тому, как международный опыт может повлиять на Россию. Strelka Press предлагает электронные книги и бумажные издания.

УРОКИ ЛАС-ВЕГАСА:
ЗАБЫТЫЙ СИМВОЛИЗМ АРХИТЕКТУРНОЙ ФОРМЫ

Роберт Вентури, Дeниз Скотт Браун, Стивен Айзенур

Образ коммерческой полосы — это хаос. Порядок в этом ландшафте обнаружить трудно. На коммерческую полосу, образцом которой является Лас-Вегас-Стрип, архитектору не так-то просто посмотреть доброжелательными, менее воинственными глазами.

Печатная книга

ОЗОН

Осенью 1968 года тринадцать студентов и три преподавателя Йельского университета отправились в экспедицию в Лас-Вегас — мировую столицу вульгарности и плохого вкуса, кошмар архитектора того времени — времени строгих и лаконичных архитектурных форм, социальных амбиций и высокой миссии архитектурной профессии. Итоги скромного студенческого исследования были подведены в «Уроках Лас-Вегаса» — книге, которая стала главным манифестом постмодернизма, реабилитировала уродливую и заурядную архитектуру и навсегда изменила представления о красоте и функциональности городского пространства.


Об авторе

Роберт Вентури — американский архитектор, лауреат Притцкеровской премии, один из родоначальников постмодернизма. Учился в архитектурной школе Принстонского университета и Американской академии в Риме.

Дeниз Скотт Браун — архитектор, теоретик и преподаватель архитектурных дисциплин.

Стивен Айзенур — американский архитектор, урбанист и теоретик.

УРОКИ ЛАС-ВЕГАСА:
ЗАБЫТЫЙ СИМВОЛИЗМ АРХИТЕКТУРНОЙ ФОРМЫ

Трудно воспринимать каждое из этих броских казино иначе, чем как что-то вполне уникальное, — так и должно быть, поскольку правильная рекламная политика прежде всего требует обособления продукта. тем не менее между ними не так мало общего хотя бы потому, что все они родились под одним солнцем, стоят на одном Стрипе и выполняют сходные функции; все они чем-то отличаются и от других казино — скажем, расположенных на Фремонт-стрит, — и от других отелей, в которых нет казино (ил. 42, 43).

Типичный комплекс отель-казино представляет собой здание, расположенное достаточно близко к автостраде, чтобы его можно было увидеть с дороги над крышами припаркованных машин, и достаточно далеко от нее, чтобы оставалось место для подъездных дорожек, разворотов и автостоянки. Автостоянка — это тоже знак: она обнадеживает клиента, не загораживая здания. Это престижная автостоянка: клиент платит. территория автостоянки, раскинувшаяся по сторонам комплекса, обеспечивает прямой доступ к отелю и при этом остается хорошо видимой с дороги. парковка редко располагается позади здания. ритм движения и масштаб пространства автострады прямо соотносятся с расстоянием между зданиями; последние строятся с большими интервалами, и их нетрудно распознать, двигаясь с большой скоростью. Стоимость земли вдоль Стрипа еще не выросла до уровня, который когда-то был достигнут на Мэйн-стрит, поэтому автосто- янка все еще остается вполне приемлемым заполнителем пустот. Большие расстояния между зданиями характерны именно для Стрипа. Стоит отме- тить, что Фремонт-стрит более фотогенична, чем Стрип: на одной фото- открытке умещаются виды сразу нескольких здешних казино и отелей — Golden Horseshoe, отель Mint, Golden Nugget и казино Lucky. отдельная фотография Стрипа не так уж живописна; его бескрайние пространства необходимо рассматривать в движении, как последовательный ряд кадров кинопленки (ил. 44, 45).

Большое значение имеет боковой фасад комплекса, поскольку в процессе движения по трассе он оказывается видимым с большего расстояния и остается в поле зрения дольше, чем главный фасад. ритмичные фронтоны, венчающие боковые фасады Aladdin —длинные, низкие и отделанные фахверком в духе английского Средневековья, — смотрятся весьма волну- юще, выглядывая из-за парковки, билбордов и гигантской статуи, реклами- рующей соседнюю автозаправку Texaco (ил. 46). при этом они отчетливо контрастируют с современным главным фасадом, выдержанным в ближне- восточном стиле. Своей формой и орнаментальным декором главные фаса- ды Стрипа нередко оказываются слегка скошенными вправо — обращаясь навстречу транспортному потоку на ближайшей к ним стороне автостра- ды. в зданиях современного стиля используются порт-кошеры, стоящие по диагонали к дороге, в зданиях «бразилиноидно-интернационального» стиля — свободные формы. 

Заправки, мотели и другие, более заурядные типы зданий в большинстве своем также подчиняются общему правилу ориентации в сторону автостра- ды посредством расположения и формы своих элементов. независимо от того, как выглядит главный фасад, тыльная сторона зданий лишена всякого стиля — все здесь обращено вперед, и никто не смотрит на то, что сзади. обычно заправки гордо выставляют напоказ свою универсальность (ил. 47). Их задача — продемонстрировать сходство с той «родной» автозаправочной станцией, которой вы пользуетесь у себя дома. но здесь они, разумеется, не самое яркое явление, и это заставляет их вести себя энергичнее. Где бы вы ни были, мотель есть мотель (ил. 48). однако в данном случае воображение владельцев мотелей подогревается необходимостью конкурировать с окру- жением. Им передается общее художественное возбуждение, и в результате мотели Лас-вегаса украшают себя такими знаками, каких вы больше нигде не встретите. по степени броскости они располагаются где-то посередине между казино и свадебными часовнями. Функциональная программа сва- дебной часовни, как и многие другие городские программы, не предъяв- ляет специфических требований к форме здания (ил. 49). Это лишь одна из широкого спектра функций, которые могут выполняться сооружением самой общей типологии (например, бунгало или просторным помещением на первом этаже). При этом некий собирательный образ свадебной часовни придается зданиям разного типа при помощи неоновой орнаментации, а параметры церемоний приспосабливаются к тому или иному архитектурному плану, пришедшему из прошлого. Уличная мебель существует на Стрипе так же, как и на любых других улицах, однако ее присутствие почти незаметно.