Strelka Press издает работы о современных проблемах архитектуры, дизайна и городского развития. Издательство базируется в Лондоне и Москве, выпуская книги на английском и русском языках. Мы продвигаем новое мышление в сфере дизайна и архитектуры, уделяя внимание тому, как международный опыт может повлиять на Россию. Strelka Press предлагает электронные книги и бумажные издания.

ПУБЛИЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО: ОТ ПУСТОТЫ К ПАРАДОКСУ
Борис Гройс

В публичном пространстве на субъекта налагается обязательство экспонировать самого себя — обязательство стать открытым, аутентичным и даже прозрачным для взгляда других. Медиа и туризм создают не построенное, а виртуальное публичное пространство прозрачности, в котором все и вся подлежит экспонированию — и подчиняется требованию аутентичности, несокрытия и разоблачения самого себя, требованию честности и истинности.

Электронная книга ОТ 30 РУБ

BOOKMATE

Печатная книга 300 РУБ

НАПЕЧАТАТЬ КНИГУ

В своем эссе Гройс задается вопросом о том, каким образом публичное пространство, пустотное по своей природе («Общественное пространство понимается как своего рода вакуум», — пишет философ) может оказаться топосом, конституирующим общество и общественную жизнь, отмечая парадоксальность проекта: «Архитектор должен заниматься строительством вакуума, но строительство чего-либо всегда является строительством некой закрытости. Это означает, что архитектура, которая пытается создать общественное пространство, в то же время должна стать, так сказать, антиархитектурой». Гройс полагает, что в современном мире общественное пространство создается по преимуществу медиа и современным туризмом — медиапокрытием и взглядом туриста, которые, однако, создают «не построенное, а виртуальное общественное пространство прозрачности». Архитектура и дизайн же в этой ситуации разворачиваются в новую сторону – в сторону аутентичности и честности.


Об авторе

Философ, теоретик искусства, профессор Государственной высшей школы дизайна в Карлсруэ и Нью-Йоркского университета. Автор многих книг, включая «Стиль Сталин» (1988), «О новом» (1992), «Изобретение России» (1995), «Под подозрением: феноменология медиа» (2000), «Топология искусства» (2003), «Введение в антифилософию» (2009).

ПУБЛИЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО: ОТ ПУСТОТЫ К ПАРАДОКСУ

Что такое «публичное пространство»? Часто мы склонны полагать, что публичное пространство — это нечто уже существующее, нечто предзаданное, нечто, что существовало до того, как начался процесс приватизации этого пространства (как это, скажем, описано у Руссо), причем часть этого пространства оказалась обойдена процессом приватизации и осталась публичной: городские улицы и площади, или, может быть, воздух над этими городами, или пустоши вокруг этих городов. В этом смысле публичное пространство понимается как своего рода вакуум, открытое и пустое пространство, в котором могут расположиться некие строения, объекты искусства, памятники, коммерческая реклама, политическая пропаганда и много других вещей. Частные пространства, напротив, понимаются как пространства закрытые — выстроенные их владельцами и архитекторами внутри открытых публичных пространств.

Здесь, однако, возникает следующий вопрос: способно ли публичное пространство, описанное таким образом, конституировать общественную жизнь? Под публичной жизнью мы понимаем публичное взаимодействие, сотрудничество или конфликт, но в первую очередь — опыт экспонирования, выставленности на всеобщее (общественное) обозрение, можно сказать — опыт публикации. А также — ощущение того, что в этом пространстве мы становимся частью общества. И тут мы должны отметить, что наш нормальный, привычный, повседневный опыт, связанный с предзаданным публичным пространством, не соответствует этому описанию публичного существования, то есть существования под взглядом публики. И ощущению того, что в нем мы становимся частью общества, — тоже. Каждый отдельный горожанин, перемещаясь по современным публичным пространствам, поглощен скорее своими личными, частными интересами и задачами. Толпы на улицах и городской трафик переживаются этим индивидом исключительно — или (по меньшей мере) преимущественно — негативно: как нечто мешающее его быстрому и беспрепятственному перемещению по городу. В его опыте пустое публичное пространство не является условием для конституирования общества. Скорее, он полагает, что это пространство — в идеале — должно оставаться пустым. Толпа на улицах — это одинокая толпа, толпа, которая общества не создает. (Исключение составляют фестивали, манифестации и демонстрации или карнавал [каким он описан у Бахтина], которые актуализируют это нейтральное городское пространство и конституируют общество; или «дрейф» [dérive], который практиковали и описали Ги Дебор и другие ситуационисты, — практика создания уличных событий, которые конституируют общество на некоторое время.) Парадоксальным образом, городское пространство не является публичным из-за того, что в нем помещается людская толпа.