​Отрывок из книги «Антиархитектура и деконструкция: Триумф нигилизма» Никоса А. Салингароса

Как архитектура в XX веке превратилась в культ и почему это плохо.

Обложка книги

Екатеринбургское издательство «Кабинетный учёный» публикует труды по философии, эстетике, культурологии, истории, литературоведению и архитектуре. В начале июля оно издало работу австралийско-французского учёного Никоса А. Салингароса «Антиархитектура и деконструкция: Триумф нигилизма». Это сборник статей, критикующих современную звёздную архитектуру, а также её сторонников из научного мира и специализированных СМИ. Салингарос — теоретик архитектуры, предпочитающий применять к проектированию математические модели, а город воспринимать как гигантские сети. «Антиархитектура и деконструкция» — это последовательная критика идеи деконструктивизма и её нежизнеспособности.

Strelka Magazine выбрал отрывок из главы, в которой автор утверждает, что превращение архитектуры в XX веке в культ — точка невозврата, лишающая всех нас шанса на жизнь в качественных зданиях.

АРХИТЕКТУРА XX ВЕКА КАК КУЛЬТ

1. Введение

Архитекторов не интересуют законы архитектуры — это стало для меня неожиданным откровением. При проектировании зданий они предпочитают исходить из эфемерных философских соображений и требований художественной моды. С этим столкнулись и мои знаменитые коллеги Кристофер Александер и Леон Крие, пытавшиеся реформировать архитектуру как научную дисциплину. Аналогичную попытку недавно предпринял принц Чарльз. Однако и он потерпел фиаско, несмотря на то что британская общественность в массе своей поддерживала гуманистические взгляды принца на архитектуру.

Резиденция «Талиесин», Френк Ллойд Райт, автор идеи «органической архитектуры» / фото: wikipedia.org
Резиденция «Талиесин», Френк Ллойд Райт, автор идеи «органической архитектуры» / фото: wikipedia.org
Резиденция «Талиесин», Френк Ллойд Райт, автор идеи «органической архитектуры» / фото: wikipedia.org

Как архитектурной профессии удаётся столь успешно сопротивляться реформаторским попыткам? Думаю, ответ может быть найден в системном феномене. Архитектура — это культ, а превращение в строгую научную дисциплину — последнее, к чему культ стремится. Дело в том, что эти два типа систем обладают совершенно разными внутренними структурами, которые в свою очередь задают разные модели управляющей структуры. Культ не способен плавно переродиться в научную дисциплину, основанную на логических принципах.

Архитектура не настроена на постоянство получения обратной связи, которое характерно для науки. Науке как системе свойственна долговременная и масштабная стабильность. А современная архитектура, как и любая другая система верований, далёкая от рациональности и эксперимента, наоборот, легко может пасть жертвой катастрофического системного коллапса, поскольку не выносит ни малейших изменений.

В момент, когда общество перестанет возводить архитектуру в культ и превратит её в логически обоснованную отрасль науки, ныне действующей властной структуре придёт конец. Бразды правления перейдут в руки новых людей, которые будут опираться на новую систему образования. Понимая, что их дальнейшее благополучие зависит от существования ныне действующей властной структуры, элитные архитекторы искусно укрепляют свои позиции в обществе.

2. Характеристики культа

Систему можно считать опасным культом, если она обладает следующими характеристиками, сочетающими цели и образ действий:

1. Стремится к разрушению.
2. Изолирует своих членов от мира.
3. Приписывает себе особые знания и мораль.
4. Требует беспрекословного повиновения.
5. Проводит индоктринацию.
6. Подменяет одно мировоззрение другим.
7. Её философия ссылается на самое себя.
8. Создаёт собственный, непонятный окружающим язык.

Как мы дальше увидим, современная архитектура отвечает всем этим критериям.

3. Культы и архитектура

В наши дни мало кто видит связь между архитектурой и религией. А ведь вплоть до последних двух веков они были неразлучны. Сейчас архитектура отмежевалась от религии, создав собственный культ. Она соперничает с религией, суля специалистам-практикам выход за границы обыденности. Она лучится мистическим очарованием и обещает, что для постижения её тайн достаточно иметь творческие способности, а значит шанс есть у каждого посвящённого. Архитектор не ограничивается утилитарным назначением здания, он ищет возможность выразить в нём нечто трансцендентальное. Даже модернисты поддались обаянию собственных идей о выразительности форм, хотя сами же публично настаивали на функционализме. Не удивительно, что архитектура злоупотребила достижениями религии ради собственного продвижения.

Белый город, Тель-Авив / фото: Istockphoto.com
Белый город, Тель-Авив / фото: Istockphoto.com
Белый город, Тель-Авив / фото: Istockphoto.com
Белый город, Тель-Авив / фото: Istockphoto.com

Баухаус и Талиесин — два кита, на которых держится современное архитектурное образование, — обладали характерной для культов структурой. Вальтер Гропиус (Walter Gropius) установил для жильцов студенческого общежития в Баухаусе жёсткий режим, свойственный авторитарным культам. Иоханнес Иттен (Johannes Itten), будучи адептом зороастризма, возникшего на основе маздеистской религии, знакомил студентов Баухауса с мистическими ритуалами этого культа. Пит Мондриан (Piet Mondrian), Тео ван Дусбург (Theo van Doesburg) и Василий Кандинский (все они в своё время преподавали в Баухаусе) были членами теософского движения, которое возглавляла Елена Блаватская. Они поддерживали мистическую космологию своего сотоварища д-ра М. Шонмейкерса (M. Schoenmackers), согласно астрологическим теориям которого в искусстве следовало использовать только три основных цвета: жёлтый, синий и красный.

По другую сторону Атлантики, в резиденции Талиесин, третья жена Фрэнка Ллойда Райта и ученица мистика греко-армянского происхождения Георгия Гурджиева, Олгиванна, практиковала культовые ритуалы. В. Гропиус, возглавив в 1938 году архитектурную кафедру в Гарвардском университете, немедленно предложил модель послевоенного архитектурного образования, основанную на его антитрадиционалистских принципах. Вскоре то, что сделали Ф. Райт и В. Гропиус, переняли школы во всём мире.

Кафе Bauhaus / фото: istockphoto.com
Кафе Bauhaus / фото: istockphoto.com
Студенческая резиденция школы Bauhaus / фото: Istockphoto.com
Кафе Bauhaus / фото: istockphoto.com

Не имеет значения, олицетворением каких именно — благотворных, безвредных или вредоносных — культов были вышеупомянутые духовные группы. Они пользовались свойственными культу методами, чтобы превратить архитектуру в новый культ, чрезвычайно опасный своей вирулентностью и деструктивными целями. Ключевым аспектом модернизма была абсолютная вера в необходимость стереть с лица земли всю предмодернистскую архитектуру.

Архитектура превратилась в культ с момента, когда восстала против культуры традиционного домостроения. Как и наука, она располагает обширным запасом практических знаний и технологий, не овладев которыми, нельзя создать ничего оригинального. Отказавшись от всего этого, модернисты получили возможность немедленного удовлетворения тех, кто присоединился к их культу. Они завлекали людей мифом о творческом гении. Молодые архитекторы, которым следовало бы ещё несколько лет потратить на профессиональное обучение, проводили эти годы совершенно иначе. Вместо постижения основ они учились защищать интересы архитектурного культа.