Стажёр месяца: О домашней студии из четырёх человек в самом центре Гонконга

Анастасия Просина рассказала о том, каково работать в бюро Джорджа Ханга, спроектировавшего одну из самых известных башен в Шэньчжэне, важнейшем технологическом и инвестиционном центре Китая.

Фото: личный архив

ПРЕДЫСТОРИЯ

Родилась в Кемерове и в этом году оканчивает пятый курс архитектурного университета (НГУАДИ) в Новосибирске. В 2016 году работала в бюро Open Architecture, которое входит в состав группы компаний KIAN, а также сотрудничала с компанией «Ломмета». Летом 2017 года Анастасия решила пройти стажировку за рубежом. Отобрав около тридцати понравившихся фирм, решила, что хочет работать в небольшом бюро, чтобы непосредственно контактировать со своим руководителем. Таким местом оказалась Studio Georges Hung в Гонконге. На сайте не было отдельной вкладки с вакансией стажёра, но было написано: «Мы в поиске талантливых людей, присылайте своё портфолио». Основатель студии лично ответил девушке и назначил собеседование по Skype. Через два дня Анастасию пригласили в Гонконг.

УСЛОВИЯ СТАЖИРОВКИ

Studio Georges Hung — домашняя студия тайваньского архитектора Джорджа Ханга, который жил и работал в США, Европе и Азии. Студия в основном занимается городским планированием, а также постоянно участвует в архитектурных конкурсах. Среди самых известных проектов студии — башня Shenzhen и детский центр BabyStep в Гонконге.

Продолжительность: 2 месяца

Стипендия: 4–5 тысяч гонконгских долларов (около 30 тысяч рублей)


КАК УСТРОЕНА СТУДИЯ

Незадолго до моего приезда основатель студии Джордж Ханг открыл ещё один филиал в Шэньчжэне, в котором работали примерно десять человек. В офисе в Гонконге в мою первую рабочую неделю нас было всего двое — я и Джордж. Позднее нам потребовалось подкрепление на большой проект, поэтому в офис пришла ещё одна девушка. Всё оставшееся время мы были втроём, и удалённо ещё работал парень из Тайваня.

Студия / фото: личный архив
Студия / фото: личный архив
Студия / фото: личный архив

В моём договоре было написано, что рабочий день начинается в 09:30 и заканчивается в 7 вечера, но Джордж пояснил, что в студии нет чёткого графика и сотрудники могут приходить и уходить когда угодно. Время обеда тоже не фиксировалось. Единственным правилом было соблюдать все сроки. Обычно я приходила в 09:30, а уйти могла в 10 вечера или даже позже. Иногда я просто оставалась в студии и смотрела фильмы или читала: у Джорджа хорошая библиотека. Мой офис стал моим домом.

За свою жизнь Джордж успел пожить во многих странах и даже на разных материках, и это чувствуется в специфике студии: в ней собрано понемногу со всего мира. В офисе не было ни одного китайца. Я думаю, одной из причин, почему Джордж взял меня, было то, что я из России, а это редкость в Китае.

АТМОСФЕРА РАБОТЫ

SGH — это не бюро, а совсем небольшая студия, в которой работают сам Джордж и его подмастерья. В работе не чувствовалось никакой иерархии: я была стажёром, но делала всё то же самое, что и девушка, которая стала полноправным сотрудником бюро. Она уже окончила бакалавриат и магистратуру, и у неё был трёхлетний опыт работы. При этом мы с ней были наравне, как и с самим Джорджем. С ним мы общались как друзья, я предлагала свои идеи, и мы их учитывали. Я часто обращалась за помощью. Поскольку я боялась сделать лишнюю работу, то уточняла каждую деталь. Джордж спокойно объяснял мне всё, что я спрашивала. А он очень занятой человек: он одновременно мог говорить по Skype с потенциальным заказчиком и вносить правки в мою работу. Удивительным образом Джордж успевал всё: он мог уйти среди дня, вернуться через четыре часа и рассказать, что был в спортзале.

Cкетчи для конкурса Kaunas Concert Hall
Cкетчи для конкурса Kaunas Concert Hall
Cкетчи для конкурса Kaunas Concert Hall

Меня очень удивила атмосфера доверия и открытости. Когда я приехала, Джордж сразу дал мне ключи от офиса и сказал чувствовать себя как дома. Жаль, что там не было дивана или кровати, я бы оставалась.

ПРОЕКТЫ, НАД КОТОРЫМИ УДАЛОСЬ ПОРАБОТАТЬ

В первую неделю стажировки я помогала Джорджу с проектом реновации острова Сямынь. Задачей студии было развить сельскохозяйственную инфраструктуру острова и внедрить в неё вертикальные фермы. Кроме этого, нам нужно было повысить привлекательность острова для туризма и бизнеса, обеспечив город бизнес-центрами и развлекательными комплексами. Мне нужно было придумать, как максимально функционально обустроить выход жилых домов к реке.

Всё оставшееся время мы занимались проектом концертного холла в городе Каунасе в Литве для Международного конкурса дизайна. Нам нужно было разработать внутреннее устройство холла и органично вписать его в окружающую среду.

Kanuas Concert Hall / работа из портфолио
Kanuas Concert Hall / работа из портфолио
Kanuas Concert Hall / работа из портфолио
Работа из портфолио
Работа из портфолио
Kanuas Concert Hall / работа из портфолио

В самом начале я занималась исследовательской работой для проекта: изучала историю местности, статистические данные. Далее работала над функциональным зонированием, рассчитывала количество необходимых мест в зрительном зале и угол зрения зрителей. Я сделала план, и только потом Джордж сказал мне, что можно использовать уже имеющиеся планы другого здания и лишь исправить их, а не делать всё заново. Меня это очень удивило: в России мы каждый раз рассчитываем всё с нуля. Следующим этапом нашей с Джорджем работы была разработка формы здания. Мы брали уже готовые разрезы, планы, 3D-модели и меняли, дорабатывали их. Насколько я поняла, это очень распространённая практика в Гонконге.

Из-за внешнего облика здания у нас даже был небольшой спор. Я предлагала использовать камень в отделке концертного холла, а форму сделать максимально простой, чтобы подчеркнуть гладь воды и пейзаж вокруг. Джордж видел здание в бионике, и последнее слово осталось за ним. Мы не одержали победу в конкурсе, возможно, из-за того, что наш проект был слишком дерзким для той среды.

О ЖИЗНИ В ГОНКОНГЕ

Гонконг — финансовый центр мира. Когда начинаешь там работать, сразу чувствуешь, сколько денег здесь крутится. Это самое дорогое место для аренды офиса, дороже, чем Нью-Йорк и Токио. Если честно, я даже не представляю, сколько Джордж платит за офис, ведь он находится в самом центре города.

Это очень деловой город, но, когда наступает вечер, он превращается в одну большую вечеринку. Пожив в Гонконге, я превратилась из домоседа в ярого тусовщика. Я быстро нашла друзей и до сих пор с ними общаюсь. Я жила не в хостеле, а через сервис Couchsurfing. Это позволило мне познакомиться со многими людьми, некоторые из них оказались архитекторами и дизайнерами. Меня поразило доверие ко мне. Все хосты давали мне ключи от дома и оставляли одну. Один из них даже уехал на два дня.

Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив
Фото: личный архив

Поскольку раньше Гонконг был британской колонией, там очень много британского наследия: мигающие, как в Лондоне, фонари, двухэтажные автобусы, светофоры, жёлтая дорожная разметка с характерными «Look right» и «Look left», левостороннее движение. За два месяца мне удалось пожить в трёх районах города у разных хостов. Чаще всего я тратила на дорогу примерно по полтора часа в одну сторону. Но это не было большой проблемой: транспортная система хорошо продумана, маршруты удобные, а автобусы чистые. Все районы Гонконга благоустроены. В городе много пешеходных дорожек, а парковки спрятаны под землю, приоритет отдаётся общественному транспорту, и люди почти не пользуются машинами.

У жителей Гонконга есть одна особенность: когда у них что-то спрашиваешь, даже если они не знают, то всё равно с уверенным видом ответят и, например, укажут дорогу. Так я уезжала на автобусе туда, куда мне было не надо. А один раз в час ночи оказалась в незнакомом районе, метро закрывалось через пятнадцать минут, а до дома было ещё тридцать километров. Ещё я заметила, что местные вообще не ориентируются в пространстве и не понимают, куда идти, даже по карте. Я и то лучше разбиралась в том, что и где находится.

Главной трудностью для меня было то, что зарплата была небольшая, а проезд стоил дорого: получалось где-то триста рублей в одну сторону. Еда тоже была недешёвой, поэтому я старалась всячески экономить.

О ТОМ, ЧЕМУ НАУЧИЛАСЬ

Я увидела другой подход в архитектуре. Здесь большое внимание уделяется анализу, социологическому аспекту. Когда проект концертного холла был почти готов, мы долго думали о том, как там будет чувствовать себя человек. В России этим тоже занимаются, но в Гонконге эта часть прорабатывается гораздо тщательнее. И у нас хватало на это времени, поскольку чертежи были наполовину готовы. Мы просто дорабатывали уже имевшиеся планы, а большую часть времени уделяли философии здания: концепции и идее.

Ещё местных архитекторов удивляло, что я умею хорошо рисовать. Я многое делала от руки, и меня за это очень хвалили. В России рисовать обязательно, а в Гонконге это оказалось чем-то особенным.

В основе подхода студии Джорджа лежит гибкость. Он дал мне понять, что любая идея, которая приходит мне в голову, может быть воплощена, главное — её обосновать. На стажировке я увидела другой способ общения с руководителем: когда тебе предлагают варианты развития идеи, но не настаивают на одном из них. Этот опыт научил меня адаптироваться к изменениям, потому что они происходили чуть ли не каждый час. Ещё я прочувствовала, насколько студия может стать тебе семьёй. Я чуть не осталась работать там дальше, но передумала: в моих планах до поездки была подготовка к поступлению в магистратуру в США.

Текст: Александра Дорфман