​Отстояли: Жители Екатеринбурга отменили строительство Храма-на-воде

После года протестов и борьбы областное правительство перенесло место постройки храма святой Екатерины.

Источник фото: Информационный портал Екатеринбурга / ekburg.ru

В 2016 году к предстоящему трёхсотлетию Екатеринбурга губернатор вместе с двумя инвесторами и РПЦ решили сделать городу подарок — восстановить храм святой Екатерины. Строительство храма коснулось почти каждого екатеринбуржца. Активная часть населения резко выступала против места постройки — на искусственном острове прямо в центре городского пруда. После года протестов и борьбы, 17 октября 2017 года, правительство пошло навстречу активистам и перенесло место постройки храма святой Екатерины. Strelka Magazine разобрался, как развивались события и почему местное сообщество всё-таки отстояло родной пруд.

ХРОНОЛОГИЯ СОБЫТИЙ

Собор святой великомученицы Екатерины был сооружён в 1723 году одновременно с основанием Екатеринбурга. А в 1930-м был взорван большевиками. Освободившееся место было названо площадью Труда.

В 2010 году впервые поднялся вопрос о реставрации храма на прежнем месте. Это вызвало возмущение у активистов, которые выступили против нарушения сложившейся структуры города. В апреле 2010 года на митинг против строительства вышли пять тысяч человек, после чего до 2016-го тема восстановления храма не поднималась.

В марте 2016 года городской портал e1.ru опубликовал проект сооружения Храма-на-воде. Тогда его не восприняли всерьёз, так как ни инвесторы, ни церковь, ни чиновники не подтвердили своё участие. В октябре 2016 года градостроительная комиссия поддержала постройку храма. Было решено установить его на искусственном острове в бухте. Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев и Екатеринбургская епархия РПЦ выступали за постройку Храма-на-воде: решили сделать это подарком для города на его трёхсотлетие. Тогда началось противостояние местного городского сообщества. Активные екатеринбуржцы были категорически против застройки пруда.


1 декабря 2016 года прошло общественное обсуждение, инициированное молодёжной секцией Союза архитекторов. Среди приглашённых: мэр города Евгений Ройзман, инвестор проекта, генеральный директор УГМК Андрей Козицын, председатель совета директоров РМК Игорь Алтушкин, социологи, политологи, урбанисты и другие неравнодушные. Дискуссия не дала результатов.

Уже 7 декабря активисты создали Комитет городского пруда, объединив екатеринбуржцев, которые выступают против застройки.

30 марта 2016-го была подана петиция на сайте Change.org против строительства храма святой Екатерины в акватории пруда.

23 февраля, 8 апреля и 3 сентября 2017 года прошли мирные акций «Обними пруд», организованные Комитетом городского пруда. Около тысячи человек вышли к пруду, взялись за руки и стали в шеренгу, чтобы обнять его. Так они высказывали свой протест против застройки пруда. 19 августа был создан «Музей городского пруда».

Екатерининский собор, 1930-е гг. / фото: wikipedia.org
Концепция Храма в акватории городского пруда
Екатерининский собор, 1930-е гг. / фото: wikipedia.org

Центр прикладной урбанистики Екатеринбурга провёл опрос жителей по поводу строительства храма, где большинство высказались против.

Летом Комитет городского пруда организовывал открытые бесплатные экскурсии по набережной. Активисты устраивали субботники на берегу, раздавали листовки, которые знакомили население с ситуацией вокруг постройки Храма-на-воде, и проводили открытые дискуссии и встречи, приглашали экспертов в архитектуре, социологии, геологии. Комитет всячески выступал против застройки пруда. Активность населения дала свои результаты.

17 октября 2017 года было решено не строить храм святой Екатерины в акватории городского пруда. Губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев выступил с инициативой построить его на площадке перед Театром драмы. Пока новый проект с точным расположением храма не представлен. Но местное городское сообщество Екатеринбурга считает своей победой то, что им удалось защитить пруд и на его месте не будет никакой стройки.

ЧТО ГОВОРЯТ УЧАСТНИКИ СОБЫТИЙ

Марина Сахарова, участник Комитета городского пруда, градостроитель

Многие вопросы в Екатеринбурге решаются без профессионального обсуждения. А сейчас первый раз в истории города архитектурное сообщество масштабно откликнулось. В Комитете мы распределили все направления деятельности, так как нельзя обойтись только общественными активностями вроде митингов и пикетов, так же как нельзя только писать запросы. Мы охватили разные стороны — это архитектура, экология, культурное наследие, социальное, просветительское и информационное направление. В Комитет входит постоянных активных 15 человек — это наша основа.

Если говорить о будущем города, то место, где планировалось строить храм, соседствует со спортивным комплексом «Динамо», который может стать одним из номинантов для включения в объекты наследия ЮНЕСКО как объект архитектуры авангарда. Поэтому было важно не строить что-то вблизи него, так как это сразу же закрывает продвижение «Динамо» в ЮНЕСКО. Также история Екатеринбурга началась с пруда: это единственный объект, который сохранился от города с XVIII века. Строительство и изменение береговой линии нарушило бы историческую конфигурацию пруда и добавило бы мусор в реку Исеть, что плохо бы сказалось на её состоянии.

Но самый важный момент — социальный. Фонд «Социум» проводил социологические исследования. Благодаря опросу было выяснено, что более 60 процентов людей против строительства. Центр прикладной урбанистики также проводил экспресс-опрос людей, которые ходят по набережной. Оказалось, что большинство людей старшего возраста категорически против застройки. Так получилось, что во всех аспектах люди скорее против, чем за строительство Храма-на-воде. Поэтому у нас получилось победить.

Сложно сказать, где сейчас будет храм. Хорошо, что профессиональное сообщество уже подключилось и комментирует: архитекторы предлагают другие варианты.

Тимур Абдуллаев, главный архитектор Екатеринбурга с 2015 до 2017 год, основатель и руководитель проекта «Школа главного архитектора»

Когда история с храмом начиналась, я работал в должности главного архитектора Екатеринбурга и, естественно, выступал против этой безответственной затеи, хотя мне вполне открыто было заявлено о том, что моя позиция не совпадает с официальной позицией городской администрации.

Было очевидно, что за этой неправдоподобной затеей стоят вполне реальные планы по застройке акватории городского пруда. Забавно сейчас читать комментарии некоторых информагентств о том, что планы по строительству Храма-на-воде оказались подделкой. Думаю, что власть просто вынуждена была в конце концов прислушаться к протестам «общественных террористов» — как окрестил своих избирателей Евгений Куйвашев. Тем более когда выяснилось, что таких активных горожан тысячи и они готовы на массовые общественные акции.

Больше всего в этой истории поразила слабость местного Союза архитекторов и его правления во главе с председателем, которые не только не выступили с внятной и чёткой позицией, но даже побоялись провести открытое обсуждение этого вопроса на своей площадке. Поэтому архитектурное сообщество вынуждено было собираться в Союзе писателей, чтобы заявить свою позицию. Не без труда мне удалось убедить коллег инициировать обсуждение этого вопроса внутри администрации города, между представителями общественности, чиновниками, епархией и инвесторами храма, но, к сожалению, оно приобрело закрытый характер и СМИ туда не допустили!

Основной вопрос, который на этом обсуждении был мной сформулирован, касался как раз выбора альтернативных вариантов размещения храма. Ведь люди были против не самого восстановления храма святой Екатерины, а против варварского отношения к историко-культурному и градостроительному контексту при выборе места на акватории городского пруда. Я подготовил презентацию с предложением семи альтернативных площадок взамен застройки городского пруда, но ни епархия, ни инвесторы храма про это и слышать не хотели. После этого было составлено открытое письмо двухсот архитекторов в адрес главы администрации города и губернатора с требованием рассмотреть иные участки для строительства храма, но оно также осталось без ответа.

Сейчас, уже не работая в администрации, я могу ещё раз сказать, что храму на городском пруду не место. И то, что сейчас уже официально обсуждаются альтернативные варианты строительства, — это заслуга большого числа активных и неравнодушных жителей Екатеринбурга. Решить, где стоит размещать храм, можно только при открытом обсуждении на основе общественного согласия, он должен объединять людей, а не сеять раздоры.

Евгений Ройзман, мэр Екатеринбурга

Я хорошо знаю людей, которые собирались построить Храм-на-воде, и их сложно обвинить в некомпетентности: они многое построили в своей жизни. Но я с самого начала говорил, что нужно разговаривать с населением без повышенного голоса. Этого не получилось, и у нас в итоге вырос конфликт, хотя и с той, и с другой стороны совершенно нормальные люди, которые в других обстоятельствах могли бы договориться. Городское общество было настроено решительно. Я думаю, что только его активность и повлияла на решение сместить стройку.

Решение перенести строительство храма — это уже компромисс. Администрация в этом вопросе не участвует: у города нет градостроительных полномочий, и мы здесь только как сторонние наблюдатели. Но я думаю, что впредь таких ситуаций не будет возникать. Нужно дальше привлекать городское сообщество, хорошо презентовать проект, сделать обсуждение, и тогда ситуацию окончательно решат.

Дмитрий Москвин, сооснователь Комитета городского пруда, политолог, разработчик авторских экскурсий

Если говорить про комитет, то его главная особенность в том, что он горизонтальный. Мы сразу договорились, что не будет лидера, который выступал бы единственным спикером. Движение открыто для любых людей, которые разделяют главную цель — защиту городского пруда от застройки. Были те, кто хотел выступать против храма вообще, но это неправильно. Поэтому речь шла именно о пруде. Екатеринбург рос на воде, и этот пруд никто никогда не застраивал. Это единственное открытое пространство в городе и единственный способ очистки воздуха в центре.

Я сторонник того, чтобы община верующих сама решала, где строить храм. Чтобы они говорили: «Нам здесь его не хватает, нам ехать некуда». Но так как это символ трёхсотлетия города, то место должно быть выбрано в результате общественного согласования. У нас немного площадок, куда можно встроить храм в лубочном стиле.

Поэтому сейчас у меня осторожное и внимательное отношение к ситуации. Надо ждать, когда появится проект и его визуализация. Но мы с Комитетом городского пруда будем мониторить ситуацию, чтобы втайне не провели конкурсы и согласования.

Дмитрий Колезев, основатель сайта It’s my City, заместитель главного редактора Znak.ru

Гражданское общество Екатеринбурга восприняло историю с переносом места строительства храма как свою победу. Во многом так и есть, и это очень хороший опыт для города. Екатеринбург часто называют местом, где в большей степени, чем в других регионах России, важно умение договариваться. Здесь много центров власти, много активных политиков, много крупных финансово-промышленных групп, средств массовой информации, общественных активистов. В такой среде сложно проводить волюнтаристские решения: нужно учитывать много интересов и уметь идти на компромиссы.

История Храма-на-воде подтверждает эту мысль. До этого у Екатеринбурга было две неудачные истории гражданского сопротивления строительству: протест против строительства ТЦ «Радуга», когда его лидер, депутат Максим Петлин оказался в тюрьме за вымогательство, и движение против реконструкции старого здания торгового центра «Пассаж». Последнее закончилось возведением на центральной площади некрасивого здания — это случилось, несмотря на протесты многих горожан, вплоть до некоторых чиновников администрации города.

Протест против Храма-на-воде был крупным, заметным, но исключительно мирным. В нём совершенно не было агрессии, не было никакого «раскачивания лодки». Люди конструктивно и довольно аргументированно возражали против строительства, проводили забавные уличные акции: пытались «обнять пруд», выстраиваясь возле него в живую цепь. Против строительства храма на акватории пруда высказывались крупные политики, бизнесмены, архитекторы, деятели культуры.

Можно сказать, что протест стал общегородским, хотя сторонники строительства и стремились представить его маргинальным, ведя подсчёты: сколько процентов от общего числа горожан вышло на акцию в защиту пруда? Очень мало! Но абсолютное меньшинство может перебороть молчаливое большинство — это один из важных итогов истории.

Теперь уже любой крупный строительный проект в городе придётся проводить с учётом мнения горожан. Екатеринбуржцы доказали, что могут влиять на принятие ключевых решений, даже минуя привычные механизмы вроде городской думы, общественных слушаний или градостроительного совета. Ещё один итог истории — осознание городского пруда как сердца города. Пока строители храма не посягнули на пруд, горожане относились к нему как данности. Когда возникла угроза частичной потери, многие осознали, как ценно это пространство.

Полина Иванова, участник Комитета городского пруда, директор арх-группы Podelniki, архитектор

Комитет городского пруда — самое большое общественное движение в Екатеринбурге. Его можно сравнить с московским «Архнадзором». В нём состоят очень разные люди, но история с прудом их объединила, они нашли общий язык и смогли работать вместе. Для Комитета был очевиден весь ужас ситуации. Были проведены опросы общественного мнения, где выяснилось, что большой процент людей не верит в то, что храм действительно могут построить на воде. А некоторые жители не понимали, почему нельзя строить храм в акватории. Тогда часть комитета, который занимается историей, взяла на себя просветительскую функцию и проводила бесплатные экскурсии. Там были не только экскурсоводы и краеведы, но и фотографы, которые показывали, как пруд выглядел на исторических фотографиях.

Поэтому наши юристы мониторили состояние заявок: они звонили в охранные комитеты и спрашивали, что сейчас те делают. Пристальное внимание напугало всех. Также мы занимались коммуникационной деятельностью. Очень часто эксперты высокого уровня не имеют медийного веса. К себе на собрания мы приглашали таких людей, и они делились своими знаниями. Также был сделан реальный рендер, и оказалось, что официальные макеты храма уменьшены в два раза.

И я рада, что приняли решение изменить место. Потому что идея построить Храм-на-воде — это как возвести небоскрёб в центре Красной площади.

Текст: Александра Сивцова